История металлургии Южного Урала

Реферат
  • Характеристика металлургии Урала 18 века.
  • Металлургия Южного Урала:
  • 1Твердышевы и Мясников.

    2Из истории некоторых заводов Южного Урала:

    • Твердышевские заводы;
    • Златоустовские заводы;
    • П.П. Аносов;

    3Российская и уральская металлургия в 19 веке.

    4Российская и уральская металлургия в начале 20 века.

    Заключение «Творцы металла»

    Введение «Русский металл»

    Переход от первобытного к цивилизованному обществу, начавшийся с вытеснения наиболее совершенных для своего времени каменных орудий медными и бронзовыми и завершенный введением железа, на свой особый лад осуществляли различные народы. Самостоятельно и своеобразно совершили этот переход наши предки. Они не только не отставали от других, но и опережали многих.

    Люди огненных работ древней Руси обеспечивали достаточным количеством металлического оружия воинов Олега, Святослава, Ярослава мудрого, Александра Невского и других полководцев того времени. Русские воины, конечно, знали иноземное металлическое оружие, взятое обычно в бою. Однако основная масса оружия и других изделий из металла производилась руками русских железодельцев и ковачей.

    Производство в достаточном количестве металлических изделий позволило разрешить сложную задачу культурного освоения огромных пространств. Древние русские пахари подняли целину на обширных просторах.

    Утверждая культуру на огромнейшей государственной территории, русские люди, действуя орудиями из металла, на смену дикости и варварству вводили цивилизацию.

    Различные древние письменные источники подтверждают, что древняя Русь не знала голода в отношении железа, говорят о наличии на Руси значительного количества металлических изделий, об общеизвестности способов добычи и переработки металла. В памятниках русской письменности часто встречаются упоминания о таких металлических изделиях, как топоры, секиры, ножи, заступы, ножницы, , котлы, треноги, сковороды, гири, гвозди, шила и многие другие. Из земледельческих орудий часто упоминаются лемехи, мотыги, серпы, косы. Древние русские плотники применяли долота, сверла, строители — железные лопатки и гири в качестве отвесов. Русские кузнецы знали молоты, клеши, наковальни.

    Древние русские источники буквально изобилуют названиями оружия и доспехов, изготовлявшихся нашими мастерами: мечи, копья, крюки железные, рогатины, секиры, топоры, доспехи булатные, бронь железная, щиты и многое другое.

    3 стр., 1332 слов

    По химии «Металлы и Металлургия»

    ... металлургией тесно связаны коксохимия, производство огнеупорных материалов, и химия (когда речь идёт о металлургии редкоземельных металлов, ... коррозионно-агрессивных средах и для изготовления ненамагничиваемых изделий. Суперсплавы на основе никеля (например, инконель) используются при ... идет интенсивный научный поиск по применению различных микроорганизмов в металлургии, то есть применение биотехнологии ...

    Документы, сохранившиеся в Западной Европе, показывают, что русское железо и изделия из него западноевропейские народы знали еще со времен Киевской Руси и даже в тяжелые годы монголо-татарского разорения, от которого ценой русской крови была спасена Западная Европа. В 14 — 15 веках русские металлические изделия отправлялись в Чехию и выдерживали соревнования с товарами прославленных чешских мастеров, передовой страны по обработке металла. То, что было в 14 веке, несоизмеримо с тем, что могло бы быть, если бы развитие материальной культуры древней Руси не претерпело страшного удара монгольских разорителей. Однако и после этого удара русские мастера продолжали давать металлические изделия Западной Европе.

    В 1670 году в Москве побывал западноевропейский деятель Яков Рейтенфельс, написавший впоследствии книгу, в которой кратко и точно сказал Европе: «Страна московитов — живой источник хлеба и металла».

    Древнерусские письменные источники не содержат каких-либо специальных описаний металлургических и металлообрабатывающих процессов. Объясняется это тем, что не было особой нужды их описывать: они были общеизвестны народу, для которого производство железа издавна было столь же жизненно необходимым и столь же освоенным, как производство хлеба.

    Раскопки древних русских городов показывают, что в этих городах работало немало ремесленников, занятых добычей и обработкой металлов. Железоделательные промыслы, созданные по собственному почину и разумению представителями народа, были широко распространены во многих местах. Еще раз подчеркнем, что железоделательные районы создавались народом по своему почину и без всякого вмешательства со стороны.

    Создание железоделательных промыслов немыслимо без труда людей, открывавших сокровища, скрытые в подземных глубинах. Первооткрывателей руд именовали в старину рудознатцами и горщиками. Именно они создали ту основу, на которой оказалось возможным последующее развитие больших горнозаводских дел. Русский народ к исходу 17 века выполнил огромное дело, произведя розыски полезных ископаемых на обширнейшей площади Европы и Азии, подготовив тем самым прорыв в отечественной металлургии, произошедший в 18 веке.

    Основная часть «Уральский металл»

    Петровская основа

    января 1703 года вышел первый номер первой русской газеты «Ведомости», которая сообщала: «Из Казани пишут: «На реке Соку нашли много медной руды, из той руды медь выплавили изрядну, отчего чают не малую быть прибыль Московскому государству». И в дальнейшем «Ведомости» публиковали подобные известия.

    Внимание, уделявшееся горнозаводским делам первой русской газетой, — закономерное следствие политики Петра 1. Он отлично понял: для того, чтобы победить Карла Х11 и прорубить окно в Европу, необходимо создать новое и большое по тому времени производство металла. Сознавая эту необходимость, Петр 1, как и всегда, действовал решительно, круто и заложил ту основу, на которой выросла новая русская металлургия. Он вызвал к новой жизни Урал, ставший после его трудов основным горнозаводским районом страны.

    В 1696 году Петр 1 повелел найти и прислать с Урала образцы «доброй» железной руды. Через полгода, 23 января 1697 года, верхотурский воевода Дмитрий Протасьев сообщил о месторождениях железной руды по рекам Тагилу и Нейве. Присланные образцы железных руд и уральское железо Петр 1 подверг международному испытанию: они были отправлены в Ригу и Амстердам. Оттуда пришел ответ: «Железо в деле так преизрядно, что отнюдь лучше того добротою и мягкостью быть невозможно».

    14 стр., 6573 слов

    Горнозаводская промышленность Южного Урала в XVIII веке

    ... развивающейся промышленностью, но и само значительно активнее, чем раньше, включилось в промышленное строительство. С середины века началось промышленное освоение Южного Урала, на территории которого за 30 лет построили ... чугуна всей России. Общая выплавка чугуна в стране составила 5 млн. пудов, а к 1800 г. достигла 10 млн. пудов. В 40-50-х годах началось строительство горных заводов на Южном Урале, ...

    июня 1697 года петровская грамота, посланная верхотурскому воеводе, определила программу нового строительства заводов.

    октября 1701 года вступил в строй петровский первенец на Урале — Каменский завод, через два месяца, 15 декабря 1701 г. начал выпуск чугуна Невьянский завод, в 1702 году переданный из казны (т.е. государства) в руки Никиты Демидова, ставшего родоначальником знаменитой династии уральских заводчиков. Заметим, что 15 октября 2001 года было широко отмечено 300-летие уральской металлургии.

    За время жизни Петра 1 на Урале построили следующие заводы, находившиеся в ведении казны и в частных руках: Каменский, Невьянский, Уктусский, Алапаевский, Мазуевский, Кунгурский, Шуралинский, Бынговский, Верхне-Тагильский, Нижне-Тагильский, Выйский, Екатеринбургский, Полевской, Ягошихинский, Пыскорский, Лялинский. Свыше двух десятков доменных печей стало действовать на Урале, ранее не знавшим производства чугуна. Только один каменский завод с 1702 по 1709 г., т.е. до полтавской битвы, дал не менее 854 артиллерийских орудия общим весом 38 тысяч пудов, а к ним свыше 27 тысяч пудов снарядов. Так подготавливал Петр 1 разгром Карла Х11 на берегах Ворсклы.

    В начале 18 века — до вступления в строй петровских металлургических первенцев- выплавка чугуна по всей России вряд ли превышала 150 тысяч пудов. В это время в Англии, например, получали ежегодно по крайней мере в пять раз больше. К исходу деятельности Петра соотношение изменилось. Петр 1 добился роста выплавки чугуна в России на 770%. Англия уже оказалась позади, а про такие страны, как Франция и Германия, тогда далеко отстававшие от Англии, и говорить не приходится.

    В Англии за 18 век производство чугуна выросло только немногим более чем в девять раз. В России за тот же 18 век, на основе, заложенной великим Петром, выплавка чугуна выросла за одно столетие в шестьдесят шесть раз.

    • Характеристика металлургии Урала 18 века

    Уральские заводы с начала своего существования выполняли задачи общегосударственного значения. Они давали стране пушки, снаряды и железо. Удачное сочетание природных богатств, топлива, водных ресурсов и путей способствовало быстрому превращению Урала в крупный промышленный район. Уже в 40-х годах 18 века на Среднем Урале действовало около 30 металлургических заводов.

    Кроме общегражданского административного деления на губернии и уезды, с 18 века промышленные районы России объединялись в так называемые горнозаводские округа. На Урале они подчинялись Горному управлению, находившемуся в Екатеринбурге. Начальник управления пользовался правами генерал-губернатора. В его ведении было шесть казенных горнозаводских округов: Екатеринбургский, Златоустовский, Гороблагодатский, Воткинский, Богословский и Пермский и 46 частных округов, расположенных в других губерниях.

    К середине 18 века заводы уральских округов давали металла в несколько раз больше, чем все заводы европейской России. Благодаря в том числе и уральским заводам, Россия вышла на первое место в мире по производству металла, обогнав Англию и Швецию. К концу столетия Урал стал главной металлургической базой России. На Урале насчитывалось 140 металлургических заводов, которые и по технической оснащенности оказались на первом месте в мире. В Центральной России железо еще производили, применяя устаревший сыродутный процесс, а на Урале его получали уже только из чугуна, более совершенным способом.

    15 стр., 7012 слов

    Черная и цветная металлургия в России

    ... черных металлов. В 2004 г. в России было произведено 105 млн. т железной руды, 51,5 млн. т чугуна, 72,4 млн. т стали и 59,6 млн. т готового проката. Цветная металлургия ...

    Уральской металлургии 18 века принадлежали мировые рекорды и по выплавке чугуна на одну печь и по экономическим показателям расхода топлива и сырья. Доменные печи Нижне-Тагильского завода по своей величине и производительности значительно превосходили западноевропейские. Средняя выплавка одной уральской печи составляла около 100 тысячи пудов в год; в конце столетия некоторые печи давали по 150-300 тысяч пудов. Такой производительности не имели даже крупнейшие печи Англии.

    Великолепные свойства уральского железа высоко ценилось за границей. Во второй половине 18 века пенька и железо были главнейшими статьями русского экспорта. Им уступало место даже зерно. Уральские заводы производили высококачественный металл, который постоянно ждали в балтийских портах России английские корабли. Англия в тот период переживала застойный период из-за недостатка топлива и ее промышленность зависела в основном от русских и шведских поставок металла. Но если в начале 18 столетия, когда железо из России еще не вывозили в Англию Швеция поставляла до 85%т общего ввоза железа, то во второй половине 18 в. Россия заняла первое место по ввозу железа в Англию.

    В России металл выплавляли на древесном угле из уральских руд, почти не содержащих вредных примесей. Он был таким «добрым» и «мягким», что его сравнивали с собольим мехом. Вот почему на железо ставили заводское клеймо, изображавшее маленького бегущего зверька. Под маркой «Старый соболь» оно было известно всему миру.

    Создавали и умножали славу уральского металла многие талантливые мастеровые. Борясь за новое, русские изобретатели тех дней часто далеко опережали другие страны. Среди них невьянский мастер Григорий Махотин, создавший в 1761-1762 годах двухфурменную систему дутья в доменных печах. Механик Егор Кузнецов и его ученик Иван Макаров проводили опыты по изготовлению литого железа. Мастера Л.Симбирцев, С.Макаров и его сын Петр разработали способ получения прокатного железа. Известен талантливый уральский механик-самоучка Егор Кузнецов.Под его руководством в 1766 году на Нижнетагильском заводе впервые в России провели пробный прокат листового железа. Именно Кузнецову принадлежит создание прокатного стана, пущенного в 1775 году. В процессе совершенствования своего детища Кузнецов пришел к идее непрерывного стана. Для резки железа Кузнецов создал ножницы с водяным приводом. Немало усовершенствований было внесено Кузнецовым в заводское производство.

    Русские техники создали самые мощные и совершенные по своим экономическим показателям доменные печи 18 века. Западноевропейский историк металлургии Л.Бек, автор классической пятитомной работы, охватывающей все развитие этой отрасли с древнейших времен до 20 века, уральским домнам посвятил следующие строки: «Домны эти — величайшие и лучшие древесноугольные доменные печи, которые были до тех пор построены, и все, также и английские, по производительности были далеко ими превзойдены. Уральские домны имели от 10,5 до 12,96 м в высоту, от 3,6 до 3,98 м в поперечнике, имели 6 цилиндрических воздуходувных мехов и производили в неделю от 200 до 300 тонн чугуна, каковая мощность тогда не была достижимой даже для величайших английских коксовых домен».

    4 стр., 1988 слов

    Черная металлургия

    ... передельной металлургии относятся также сталеплавильные заводы, на которых производится особо высококачественная сталь для различных отраслей машиностроения (инструментальная, шарикоподшипниковая, нержавеющая, конструкционная и др.). Новым направлением развития черной металлургии является ...

    Технические результаты, высокие показатели заводов — лицевая сторона уральской металлургии. Оборотная ее сторона — рабский труд десятков тысяч работных людей. На заводах люди годами питались хлебом и водой, не имея горячей пищи, мяса. За тяжелую работу в течение 10, 12 и 15 часов рабочие получали, кроме хлеба и воды, три копейки серебром. На рудничные работы посылались дети и старики — увечные, слепые, хромые.

    Особенно бедственным было положение семей, потерявших кормильцев. Установленные пенсии по старости и в связи со смертью работник были мизерны. Так, за 30-летнюю «беспорочную» службу рабочий получал пенсию от 1 рубля 50 копеек до 2 рублей в месяц, т.е. от 18 до 24 рублей в год. Вдова получала половину пенсии, выслуженной мужем, несовершеннолетние дети — по одной восьмой пенсии отца, но так, чтобы в общей сложности она не превышала половинной пенсии умершего, которая и распределялась между всеми детьми поровну.

    Металлургия Южного Урала

    Прежде чем говорить о становлении и развитии металлургии Южного Урала, возвратимся к началу 18 века. Именно в 18 веке усилиями Петра Великого были сметены запреты, субъективные препятствия на пути не только привилегированного дворянства, но и широкого круга лиц из числа купечества и государственных служащих, вовлекая их в поиск рудных мест и строительство горных заводов. Для развития «рудокопных заводов» был учрежден Берг-коллегиум с неограниченными полномочиями в горных делах. Российскому народу был объявлен указ, по которому «соизволяется всем, и каждому дается воля, какого б чина и достоинства ни был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях искать, плавить, варить и чистить всякие металлы, сиречь: золото, серебро, медь, олово, свинец, железо…»

    Наряду с берг-привилегиями, важным документом в развитии металлургии был и берг-регламент, вышедший 3 марта 1739 года, уже во времена правления Анны Иоановны. В целом, подтверждая петровский указ, берг-регламент делает упор на развитие не казенных, а частновладельческих, партикулярных (частных) заводов: «…ибо партикулярные люди, имея заводы и фабрики в своем собственном владении, для лучшей своей пользы старание прилагают…»

    Если посмотреть список частных доменных и железоделательных заводов, построенных на Урале в 18 веке, следует обратить внимание следующие моменты:

    1. массовое строительство заводов по всему Уралу началось только после удачного опыта Демидова, Строганова, Яковлева и Бенардаки. Купцы убедились в том, что производство чугуна и железа — прибыльное дело и государство действительно не чинит ему препятствий;

    2. количество частных заводов было более 70, в то время как количество казенных предприятий такого же профиля было менее 20 и все они имели в основном военную ориентацию;

    • значительное место в чугунолитейном и железоделательном производстве Урала, и прежде всего Южного, заняли доселе неизвестные купцы Твердышевы и Мясников.

    Твердышевы и Мясников

    Обычно говоря о металлургии Урала, в первую очередь, вспоминают купцов Демидовых — этих царей и богов хребта Уральского». В то время как Твердышевы и Мясниковы основали на Южном Урале 15 заводов, в том числе и первенцев черной металлургии в этом регионе Верхний и Нижний Авзяно-Петровские заводы. Они начали действовать в 1747 году. В числе других основанных ими заводов Катав-Ивановский (1757), , Юрюзанский (1758), Верхне-Симский (1759) Белорецкий (1762), Усть- Катавский (1764).

    4 стр., 1768 слов

    Полезная модель «Асфальтобетонный завод»

    ... расположены: дозатор взвешивания каменных материалов, дозатор минерального порошка, дозатор битума и смеситель, который выполнен двухвальным. На чертеже показан общий вид асфальтобетонного завода. Асфальтобетонный завод, содержит ... на другое место. Задачей, на решение которой направлена, заявляемая полезная модель, является - обеспечение возможности демонтажа завода и перемещения его на другое ...

    Помимо железоделательных заводов, этими купцами основано и несколько медеплавильных. Заводы работали весьма успешно. Об этом свидетельствует следующий факт: когда купцы только начинали свое дело, на них было долгу до 500 тысяч рублей, а через тридцать лет у них было до двух миллионов чистого капитала.

    Заслуга Твердышевых и Мясникова в развитии металлургической промышленности России, снабжении страны медьб и железом была велика. В конце 60-х- начале 70-х годов 18 века их заводы поставляли 22-23% общероссийской меди, 12-13% железа.

    Естественно возникает вопрос, почему же имена этих промышленников в наши дни пребывают в забвении?

    Во-первых, деятельность этих купцов ограничилась несколькими десятилетиями. После их смерти заводы в 1783-84 годах были поделены между дочерьми Мясникова и попали в разные руки.

    Во-вторых, они не были пионерами в своем деле, как тот же Демидов. Последнего, а также Строгановых и некоторых других было достаточно для примера последующим поколениям. А всегда ли мы объективно писали об отдельных представителях имущих классов той эпохи? На века создавали или идеально хороших, или идеально плохих персонажей. К их личностям подходили с современными мерками, смотрели на них с высоты нашей морали, нашего образа жизни, подгоняли под наши идеалы. В силу названных выше причин Твердышевых и Мясникова просто забыли, причислив к «враждебному элементу». В советские времена в краеведческой литературе, в которой невозможно обойтись без их имен, рассказывая об истории края, купцов обычно характеризовали как лихорадочно строящих заводы и набивающих мошну. В последние годы стали появляться отдельные статьи, авторы которых пытаются дать более объективную оценку деятельности этих купцов на Южном Урале.

    Как и Твердышевы, так и Мясников — уроженцы города Симбирска. Иван Борисович Твердышев, старший из братьев, родился в 80-х годах 17 века. Яков Борисович лет на 10-15 позднее. Младший Петр, также участвовавший в торговых делах, умер в 1749 году.

    Иван Семенович Мясников, ровесник Якова Борисовича, был женат на родной сестре Твердышевых — Татьяне Борисовне. Их родители также занимались коммерцией. Сведения о жизни Твердышевых приблизительные. Известно только, что все они, кроме Петра, дожили до глубокой старости, почти до 90 лет. Иван Борисович Твердышев умер в Санкт-Петербурге в 1773 году, 8 сентября 1789 года в Симбирске скончался Иван Семенович Мясников и в 1783 году в Москве — Яков Борисович Твердышев.

    Существует предание о том, как Твердышевы и Мясников решились на серьезное предприятие в области металлургии. Богатством своим они, якобы, обязаны были следующему случаю. Во время похода по Волге к Дербенту в 1723 году, бойкие и надежные люди — братья Твердышевы и Мясников — явились гребцами на лодку знаменитого царя. По обычаю Петр Великий вступил с ними в обширный разговор и, пораженный их меткими ответами, спросил: «Отчего такие умные люди только гребцы на лодке и почему не ищут счастья подобно Никите Демидову по склонам Уральских гор?» Они отвечали, что Демидов — богатый оружейник, а они люди безденежные. Петр дал им по 500 рублей с обещанием, что ежели отыщут руду, то все места отдать им в вечную собственность и выслать деньги на устройство заводов. Они удостоились обедать с Петром на берегу Волги и последовали наставлению государя.

    8 стр., 3648 слов

    История развития внепечной обработки стали

    ... достижениям физической химии металлургических процессов и гидродинамики. Внепечная обработка стали начала активно применяться с 60-х годов, главным образом для повышения производительности дуговых ... Данный способ обработки стали получил широкое распространение в начале 60-х годов как в СССР (Ново-липецкий металлургический завод, Челябинский металлургический завод, Верх-исетский завод), так и ...

    Скорее всего, это только легенда, однако дорогу к заведению заводов действительно им дали реформы Петра, пример Демидовых и других удачливых промышленников из народа.

    Заработать торговлей немалые средства для заведения заводов в симбирских масштабах было невозможно. Поэтому он решился на рискованное предприятие с поставкой провианта в Оренбургские земли. Оренбургский губернатор И.И.Неплюев в 1742 году отдал Твердышеву на откуп продажу вина на территории вновь образованной губернии (официально губерния образована Указом императрицы Елизаветы Петровны в 1744 году.).

    Губерния эта была выбрана Твердышевым не только из-за выгодных условий контрактов. Свою выгоду он видел даже не в деньгах. Он знал, что Башкирия богата рудами, лесами, полноводными реками. Край еще не был освоен именитыми промышленниками по причине в первую очередь запрета на куплю-продажу земли. Этот запрет был наложен еще Иваном Грозным после присоединения Башкирии к России в 1756 году. И лишь указ императрицы Анны Иоановны от 11 февраля 1736 года запрещение было отменено и «впредь земли и угодья тамошним жителям, дворянам и офицерам у башкирцев покупать и за себя крепить позволить».

    Твердышев с компаньонами активно осваивал башкирский край, не скупясь на подарки и посулы местной знати, входил с ними в личные сношения, оговаривал предстоящие сделки. Как писал первый исследователь Оренбургского края П.И.Рычков, братья Твердышевы «так искусно и честно поступали, что башкирцы, полюбив их, почитали их всегда хозяевами и не чинили никаких препятствий…»

    Таким образом, когда пришло время для основания первого завода, Твердышев уже хорошо знал башкирский край, водил дружбу с нужными, влиятельными башкирами, убедился в наличии богатых запасов медных и железных руд и снискал благосклонность самого губернатора Неплюева.

    В 1758 году Сенат доложил императрице Елизавете, что Твердышевы и Мясников начали строить заводы в пустых и диких местах, внутри самой Башкирии, «не взирая на страх от башкирских волнений». По данным сборника А.Ярового, вышедшего в Симбирске в 1868 году, «подвиг этих великих и честных тружеников был оценен правительством. Им всем троим дано в 1760 году дворянство чины коллежских асессоров, а Я.Б. Твердышев был назначен от правительства директоров всех их заводов Оренбургского края».

    В самую же силу как крупные промышленники и значительные в России люди Твердышев и Мясников вошли при правлении Екатерины П В 1767 году императрица изволила остановиться в изящном симбирском доме Мясниковых как у знаемых людей. Трем дочерям Мясникова она сама назначила женихов из старинных родовитых фамилий. Выгода от таких браков была обеим сторонам: знать получала доступ к миллионным состояниям удачливых предпринимателей, заводчики — удовлетворение от громких титулов своих наследников и право на покупку новых крепостных. Заметим, общая цифра крепостных — главных исполнителей планов и задумок заводчиков — составляла 78 тысяч (включая малолетних и женщин).

    Иван Борисович Твердышев, умерший в 1773 году, был бездетен. После смерти И.С.Мясникова, его четыре дочери, вышедшие замуж в период с 1768 по 1771 годы, стали владелицами беспримерного богатства, получив по праву наследования заводы, чистый капитал и по 19 тысяч крепостных каждая. Одна из них, Дарья Ивановна Мясникова вышла за небогатого офицера линейных войск Александра Ильича Пашкова. Огромное богатство позволило им жить в Москве в роскоши. Пашков выстроил в Москве великолепный дом (позднее здание университета).

    13 стр., 6490 слов

    Горьковский автомобильный завод

    ... -- ООО Автомобильный завод «ГАЗ». В августе 2009 года, после сокращений, на ОАО «ГАЗ» (ныне объединяет автокомпонентные производства предприятия) и ООО Автомобильный завод «ГАЗ» работало 27 тыс. человек, к 2013 году численность персонала ...

    В заключение изложения биографических сведений о Твердышевых и Мясникове надо отметить, что для своей эпохи это были выдающиеся люди, и вклад их в дело создания отечественной металлургии неоценим.

    Из истории некоторых заводов Южного Урала

    Твердышевские заводы

    История Катав-И вановского завода начинается 25 сентября 1754 года, когда И.Б.Твердышев подал первое свое прошение о построении «в Оренбургской губернии внутри Башкирии на речке Катав железного завода с одной домной для приращения ея императорского величества интересов и общей великой пользе». В связи с этим Твердышев просит об отводе ему места для строительства завода и лесов, которых могло бы хватить на 60 лет работы. Не получив ответа из Берг-коллегии, Твердышев направляет новое прошение, в котором сообщает о желании построить не одну, а две домны. 23 мая 1755 года по определению Берг-коллегии было позволено строить заводское строение, но с условием, что будет послан нарочный для проверки того, насколько выгодно выбранное место, довольно ли воды и руды, количество и густота лесов, нет ли рядом других заводов. Нарочный — маркшейдерский ученик Савва Невейкин смог прибыть лишь год спустя. Вместе с плотинным мастером Антоном Исаевым 11 сентября 1756 года написали рапорт, в котором отметили, что место к построению завода удобное, течение у речки Ката немалое и она «может поднять для плавки чугуна две домны и для переделки чугуна до осьми молотов».

    В том же 1756 году заводчики в окружности будущего завода скупают у башкир за бесценок обширные земельные пространства. За земельный участок общей площадью свыше 2000 квадратных километров они заплатили всего 780 рублей, т.е. стоимость 1 кв.км составила от 30 до 40 копеек.

    Таким образом ¸ в 1756 году все мероприятия, предписанные Берг-коллегией, были выполнены, в Москву были оправлены всевозможные справки, доношения, рапорты, чертежи, копии купчих. И наконец, 30 августа 1757 года заводчику Твердышеву был выдан указ о владении Катав-Ивановским заводом. По этому указу Твердышев и Мясников стали полноправными владельцами завода, огромного пространства вокруг и многочисленных рудников. Практически же строительство завода началось еще в 1755 году. 5 октября 1757 года Катав-Ивановская домна дала первую плавку.

    Еще во время строительства Катав-Ивановского завода приказчики И.Твердышева начали подыскивать место для постройки пильной мельницы и делания барок к сплаву железа и чугунных литейных припасов. Оренбургское горное начальство 13 марта 1758 года разрешило строительство плотины и пильной мельницы на реке Юрюзань. Этот же день и является датой основания Юрюзанского завода, так как в том же 1758 году И.Твердышев обратился к императрице Елизавете с челобитной о позволении потсроить на Юрюзанском заводе молотовые фабрики для переделки Катав-Ивановского чугуна.

    В 1759 году Твердышев добивается разрешения строить завод на реке Сим, а в 1762 — на реке Белой. Белорецкий завод с одной домной и 14 молотами начал действовать в 1762 году, Симский — в 1763 году. В конце шестидесятых-начале семидесятых годов 18 века обширное хозяйство Твердышевых и Мясникова пополнились еще двумя предприятими — медеплавильным Покровским заводом и передельным Усть-Катавским.

    38 стр., 18738 слов

    Технология изготовления листовой электротехнической стали

    ... легированных и низколегированных марок стали, производство которого имеет специфическую технологию с особенностями нагрева, прокатки охлаждения и отделки металла. Принимаемые на заводах черной металлургии меры по ... повышению качества стали по чистоте от неметаллических включений, по ...

    С учетом потенциальных возможностей созданной базы вырисовывалась грандиозная перспектива развития этого промышленного района. И здесь мы вновь убеждаемся в масштабности мышления И.Б. Твердышева, его дальновидности и настойчивости в реализации стратегических планов.

    К семидесятым годам твердышевские домны выплавляли в год более 100 тысяч пудов чугуна каждая (1600 тонн), что в 2-3 раза превосходило показатели по выплавке в других регионах. Это объясняется в первую очередь богатым содержанием железа в руде, более совершенной конструкцией доменных фабрик, а также жесткой организацией производства и повышенной интенсивностью труда. В дальнейшем, за счет непрерывного совершенствования производства, производительность домен значительно увеличилась.

    Все доменные заводы Твердышевых и Мясникова, кроме Белорецкого, руду получали из пяти рудников в 30-50 верстах от заводов. Белорецкий завод работал на руде горы Магнитной.

    Походящий горновой камень для кладки доменных печей ломали в горе Кашмер, в 7 верстах от Катав-Ивановского завода. Белая глина, применявшаяся для кладки печей, копалась в двух верстах от завода. В качестве флюса для проплавки руды употреблялся известковый камень, добываемый в трех верстах от завода.

    Прибыльное производство на поте и крови крепостных работных людей. Их дешевый труд в восемнадцатом столетии способстовал распространению элементарной плавки и ковки металлов, однако в скором времени явится тормозом дальнейшего развития производства и технического прогресса. Но об этом рассказ впереди. А сейчас мы представляем вниманию две таблицы, из которых становится совершенно ясным тяжелое материальное положение работных людей на заводах.

    Комплект людей для плавки руды при одной доменной печи.

    №№Должность при домнеКол-во лицВремя работыПлата за работуГодовые заработки1.Надзиратель плавки1посуточно30 р. в год30 руб.2.Старший мастер1посуточно48 руб. в год48 руб.3.Подмастерья38 часов8 коп. за смену24 руб.4.Работник38 часов7 коп. за смену16 руб.5.Засыпщик212 часов8 коп.18 руб.6.Углевоз на собственной лошади212 часов12 коп.30 руб.7.Углевоз пеший212 часов7 коп.16 руб.8.Рудовоз на собственной лошади1посуточно12 коп.30 руб.9.Рудовоз пеший1посуточно7 коп.16 руб.10.Рудокопщик из малолеток68 часов3 коп.6 руб. 50 коп.

    Цены на жилье, скот, инвентарь, аренду и продукты питания (1765-1779 г.г.)

    Дом деревянный, рубленый30-50 руб.Лошадь5-10 руб.Корова2-3 руб.Овца50 коп.Сани80 коп.Соль35 коп. за пудВодка1 руб. за ведроШуба2-3 руб.Кафтан1-2 руб.Сарафан80 коп.Платье1 руб. 50 коп.Рубаха белая30-40 коп.Чулки панские15 коп.Оловянная тарелка80 коп.Оловянная чарка15 коп.Глиняная тарелка15 коп.Глиняный чайник25 коп.

    Безусловно, в каждой семье, а они в то время были многочисленными, держали скот, имели огороды, старались сеять хлеб. В противном случае, низкая плата за труд кормильца обрекала семью на полуголодное существование. Ведение домашнего хозяйства ложилось дополнительным бременем на плечи работных людей, учитывая изматывающий труд на заводах.

    Такое же положение было и на Белорецком заводе Твердышевых и Мясникова. Для нас история этого завода особенно интересна потому, что он работал на руде горы Магнитной и соответственно был тесно связан с крепостью-станицей Магнитной — праматерью Магнитогорска.

    В 1783 году после смерти И.С. Мясникова Белорецкий (доменный и железоделательный) завод достался его дочери — Дарье Пашковой. Вместе с заводом ей полагались две деревни — Арская и Ломовка. Началось расширение завода, дополнительно из имений Пашковых были переведены на завод крепостные. В 1803 году начал работу вспомогательный молотовый завод на реке Тирляне, названный «Тирлянская плотина».

    После смерти Дарьи Ивановны и ее мужа Александра Ильича Пашкова Белорецкими заводами владел их сын — Иван Пашков (до 1830 г.) После его смерти при разделе заводов разразился скандал между тремя сыновьями, дочерью и вдовой Ивана Пашкова, в орбиту которого были вовлечены Государственный Совет и сам Николай 1.

    В течение длительного времени Белорецким и Тирлянским заводами управлял крепостной Парфен Васильевич Галанин. Заводы в 50-е годы 19 века находились под государственной опекой. После 1861 года (отмены крепостного права) ситуация на заводах резко ухудшилась. Были трудности со сплавом железа и отправкой его в Троицк и Малую Азию. Эта проблема была решена позднее постройкой узкоколейной железной дороги Белорецк-Запрудовка (Катав-Ивановский завод).

    В 1874 году по требованию кредиторов Пашковых заводы с земельными дачами были проданы торговому дому «Вогау и К». Создается акционерное общество «Чугуноплавильные и железоделательные заводы Пашковых» (название «заводы Пашковых» было сохранено из-за высокой марки «пашковского» железа на рынках).

    В 1894 году на Белорецком заводе были пущены третья домна и две мартеновские печи. На нем выпускаются пользующиеся спросом кровельное железо, проволока. В годы всеобщего кризиса (1900=1910 г.г.) завод держался на плаву, оставались только затруднения с транспортировкой продукции.

    В мае 1916 года немецкий торговый дом «Вогау и К» продал акции Международному и Петербургскому банкам. Белорецкие заводы были включены в концерн машиностроительных Коломенских и Сормовских заводов. Гора Магнитная, отошедшая окончательно Белорецким заводам Пашковых еще в 1849 году, играла значительную роль в развитии заводов в начале 20 века (в 1917 году японские промышленники пытались купить гору Магнитную за 25 миллионов рублей).

    В 1918 году заводы национализируются.

    Златоустовские заводы

    Одной из наиболее значительных групп заводов на Южном Урале стали, особенно в 19 веке Златоустовские заводы, несмотря на их государственную (казенную) принадлежность. В эту группу входили Златоустовский, Саткинский, Кусинский и Артинский железоделательные и медеплавильные заводы. Их успешному развитию способствовало несколько важных обстоятельств:

    • открытие в миасской долине крупнейшего в России месторождения золота;
    • привлечение к работе на заводах талантливых иностранных и российских специалистов;
    • руководство златоустовским горным округом инженерами П.П.

    Аносовым, П.М. Обуховым и др.

    В 1760 году строящийся Златоустовский (Косотурский — от названия горы рядом) завод после потрясений в компании братьев Мосоловых достался при разделе Максиму Мосолову. После смерти последнего его сын — Василий в 1769 году продал завод богатому тульскому купцу Лариону Ивановичу Лугинину за 85 тысяч рублей.

    В 1779 году Лугинин покупает также место на реке Кусе для будущего Кусинского завода. В это же время он приобретает за 185 тысяч Стакинский завод у графа А.С. Строганова, в 1775 году строит Миасский медеплавильный завод, а в 1787 — Артинский (на реке Арте, впадающей в р.Уфу) железоделательный. Кроме того, Лугинин скупил в округе заводов огромную территорию — до 700 тысяч десятин.

    Следует отметить, что Лугинины входили в число десяти крупнейших торговце в России с годовым оборотом свыше 600 тысяч рублей. Уральские приобретения, расширение заводов и совершенствование производства свидетельствуют не только о прозорливости Лариона Лугинина, но и разносторонности его предпринимательских талантов. Он умер в 1789 году, и все заводы достались его внукам, которые спустя 9 лет, в 1798 году, продали их Государственному Ассигнационному банку, т.е. государству. Все заводы некоторое время находились в аренде у московского первой гильдии купца Андрея Андреевича Кнауфа, а с 1815 года заводы образуют специальный казенный горный округ, просуществовавший до 1917 года.

    В 1814-1816 г.г. в Златоустовском заводе создана фабрика холодного оружия, приглашены на работу свыше 40 иностранных мастеров (через 25 лет их было уже 147 чел.).

    В поселке были открыты католическая и лютеранская церкви. Фабрика холодного оружия выделывала в год до 30 тысяч клинков.

    В 1822 году в районе Миасского завода были открыты залежи золота, началась золотая лихорадка. В 1824 году заводы и прииски посещает Александр 1.

    С 1831 по 1847 годы начальником горного округа был Павел Петрович Аносов (подробнее об Аносове см дальше).

    Он вводит новое штатное расписание, проводит значительные исследовательские работы по выпуску булата, литой и дамасцированной стали, по контуазскому способу изготовления железа (вместо кричного).

    За время его пребывания в должности начальника в округе было намыто около 800 пудов золота.

    В 1847 году Амосова переводят в Томск, где он был назначен Томским гражданским губернатором и исполнял должность начальника Алтайских горных заводов.

    В 1861 году начальником Златоустовского горного округа становится Павел Матвеевич Обухов. При нем начинается производство в больших количествах тигельной литой стали, используемой для изготовления орудийных стволов. Златоустовская сталь обходилась значительно дешевле английской и немецкой. Производство впоследствии вместе с оборудованием было переведено в Петербург, а П.М.Обуховназначен руководителем знаменитого «Обуховского» орудийного завода.

    С 1865 года Златоуст — уездный город. Семьи немецких мастеров (более 80) принимают российское подданство. В 1870 году разрешены старательские работы всем сословиям. С мая 1877 г. создается «Миасское золотопромышленное товарищество графа Н.В.Левашова, И.К.Дараган и К», которое в 1879 г. передается французскому анонимному акционерному обществу с ограниченной ответственностью «Миасское золотопромышленное товарищество». Русские и французские бароны Гинцбурги, имевшие во владении Березовские золотые прииски, приобрели у казны и Миасские. Таким образом, Миасские золотые прииски были исключены из казенного Златоустовского округа в 1880 году.

    В 1990 году горным инженером Шуппе в районе Саткинского завода было найдено месторождение магнезита. В 1903 г. учреждено Товарищество «Магнезит». В 1910 г. Товарищество строит в Сатке первый в России завод «Пороги» для получения стали электрическим путем. В 1913 году Товарищество «Магнезит» было преобразовано в Акционерное общество «Магнезит» с основным капиталом в 2 миллиона рублей. 2 октября 1918 года имущество «Магнезита» было национализировано.

    Ныне города Златоуст с населением около 200 тысяч, Миасс — 150 тысяч, Сатка — более 40 тысяч и Куса с населением 20 тысяч жителей находятся в челябинской области. Поселок городского типа Арти — в Свердловской.

    П.П.Аносов

    Имя Павла Петровича Аносова с признательностью произносит во всем мире каждый металлург, знающий историю своей специальности. Как выдающийся русский металлург, Аносов вырос именно в Златоусте.

    По окончании Института корпуса горных инженеров в 1817 году, Аносов поступил на Златоустовский завод, где работал до 1847 г.; последние 16 лет — в должности начальника Златоустовских заводов. В 1819 году он составил отличный труд: «Систематическое описание горного и заводского производства Златоустовского завода». В дальнейшем он выполнил здесь много новых дел в области геологии, горного дела и металлургии. Он разработал новый способ извлечения золота из песков путем сплавления с чугуном, создал оригинальные золотопромывальные машины, первым применил паровую машину на золотых приисках.

    Но наиболее важны труды Аносова как исследователя и изобретателя в производстве стали.

    В 1827 году он опубликовал свой труд: «Описание нового способа закалки стали в сгущенном воздухе». Спустя 10 лет выступил в печати с новым трудом: «О приготовлении литой стали».

    Во всем мире стремились сохранять в секрете свои способы производства стали, а Аносов четко поставил вопрос о необходимости покончить с кустарными секретами и поставить все дело развития производства стали на строгую научную основу. Аносов уверенно разбивал старые отжившие традиции и вводил новое, вопреки нападкам на него некоторых ученых-теоретиков. Его новаторство обеспечило мировую славу златоустовской стали, из которой вырабатывали отличное холодное оружие, инструменты и различные ответственные орудия. Он добился проката тонких листов отличной стали. Златоустовская сталь начала идти буквально нарасхват.

    Аносов упорно боролся за разработку способа производства булата, под которым «каждый россиянин привык понимать металл более твердый и острый, нежели обыкновенная сталь». Он стремился создать технику производства особенной стали, сочетающей высшую вязкость и упругость полосы с предельной твердостью лезвия. Действуя так, он стал зачинателем производства высококачественных сталей. С 1828 по 1837 годы он раскрыл все тайны булата. Из него златоустовские мастера ковали отличные клинки, легко перерезавшие тончайший газовый платок, подброшенный в воздух, в то время как клинки из лучшей для того времени англиской стали способны были разрубить в воздухе лишь тяжелую шелковую ткань. Булаты аносова рубли кость и металл без повреждения лезвия. Наступив ногой на конец шпажного клинка, его без вреда можно было согнуть под прямым углом.

    Выковывая свои клинки, Аносов вместе с тем «выковывал» основы науки о стали. В его лице новатор производства сочетался с новатором науки. Так впервые именно им был применен микроскоп для исследования металлов. Опередив ученый мир, Аносов положил начало микроанализу металлов. Он стоит первым у истока металлографии — основной опоры современной металлургии.

    Россия и, прежде всего, Урал бережно хранят в своей памяти дела Аносова, память о нем. Например, в Златоусте еще в 1954 году был установлен ему памятник — один из красивейших памятников Челябинской области (скульптор А.Антропов, Н.Штамм, архитектор Т.Шульгина).

    В Магнитогорске с 30-х годов в левобережье есть улица им.Аносова. Улица имени отца русского булата есть и в Челябинске, Екатеринбурге и других уральских городах.

    3 Российская и уральская металлургия в 19 веке

    На исходе 18 века зарубежные исследователи знакомили широкие инженерно-технические круги с величайшими в мире русскими доменными печами, действовавшими с отличными показателями. В 1800 году средняя годовая производительность уральской домны составляла около 90 тысяч, а английской — 65 тысяч пудов чугуна, но уже тогда уральским древесно-угольным стали противостоять английские доменные печи, работавшие на каменноугольном коксе. К исходу первой трети 19 века уральские домны давали в среднем 118 тысяч, а английские 115-145 тысяч пудов чугуна. В 1860 г. средняя годовая производительность доменной печи на Урале, где продолжали работать на древесном угле, составляла 137 тысяч пудов, а в Англии, где еще на исходе 18 века полностью перешли на каменноугольный кокс, — 426 тысяч пудов.

    Горны у печей применялись по большей части открытые, то есть отсталые и неэкономичные по сравнению с действовавшими в эти годы за рубежом. Горячее дутье, получившее всеобщее распространение на зарубежных заводах, почти совсем отсутствовало. Получившим всеобщее распространение паровым молотам в России в это время противостояли слабосильные деревянные вододействующие молоты. На Западе уже давно решающую роль играл паровой двигатель, а на Урале, как правило, действовали деревянные водяные колеса, и паровой двигатель все еще представлял собой случайное явление. Из двигателей общей мощностью 37 тысяч лошадиных сил, действовавших в 1864 году, 93% приходилось на водяные и только 7% — 2,6 тысячи лошадиных сил — на паровые.

    В 1869 году, то есть почти через три четверти века после изобретения пудлингования, основная масса заводов продолжала переделывать чугун на железо в типичных для 18 века кричных горнах. Во всем наблюдалось отставание, определяемое крепостнической монополией и владельческим правом.

    В основном все перечисленные недостатки российской металлургии были свойственны, прежде всего, уральской. Южные заводы России были не только более молодыми по возрасту, но и значительно более современными по техническому оснащению, внедрению передовых технологий производства металла. В конкурентной борьбе с Югом, уральская черная металлургия постепенно утрачивала свои позиции лидера, и к 1900 году на долю уральских заводов приходилось менее 30% выпуска продукции в целом по России.

    В работах действительного члена Российской Академии наук В.П.Безобразова главными причинами кризиса уральской промышленности называются:

    • обширность неделимых частных земельных владений;
    • медленный оборот капитала;;
    • инертность заводовладельцев;
    • отрицательные последствия опеки и поддержки государства;
    • Австрийский инженер И.Туннер указывал на техническую отсталость Урала как результат крепостных порядков, привязанность рабочих к занятиям домашним хозяйством, использование малопроизводительного древесного угля.

    Об этом же писал и В.И. Ленин в своей работе «Развитие капитализма в России»: «Главной причиной застоя Урала было крепостное право (то самое крепостное право, которое в эпоху зачаточного развития европейского капитализма, помогло так высоко подняться Уралу); горнопромышленники основывали свое господство не на капитале и конкуренции, а на монополии и на своем владельческом праве».

    Российский ученый и горный инженер И.А. Тиме тв 1878 году констатировал: «Отсталость наших уральских заводов вообще измеряется многими десятками лет. Доменное производство на Урале находится в том же положении, в каком оно существовало полвека тому назад. Для валового производства железа существует три главных способа: кричный, пудлинговый и бессемеровский. Последние два служат и для приготовления стали, в дополнение к способам тигельному и мартеновскому. Самый древний кричный способ, можно сказать, отжил свой век, и только на Урале он первенствует над другими способами».

    И все-таки уральские заводы давали стране почти треть чугуна, железа и стали, причем количество выпускаемой продукции из года в год увеличивалось. Не так интенсивно, как у южного конкурента, но увеличивалось. Те же Тиме и Туннер, посетившие Урал, а вместе с ними и другие серьезные исследователи истории уральской индустрии отметили, что живучесть уральской металлургии объясняется дешевизной рабочей силы, наличием собственных земель, лесов и рудников, а также протекционизмом царского правительства. Парадокс, но то, что нам мешало жить, оно же и помогло нам выжить.

    Урал 19 века — это сотни металлургических заводов. У каждого своя судьба, своя история и свои причины взлетов и падений. Например, Симские заводы Балашевых стабильно работали в течение всего века, постепенно увеличивая выпуск чугуна, железа и стали, по мере необходимости совершенствуя оборудование и технологии. В «полном здравии» завод был национализирован в 1917 году.

    Управляющие Катавскими заводами не просто вводили на них технические новинки, они их усовершенствовали, приспосабливали к местным условиям, о чем публиковали статьи в российских технических журналах. Когда России понадобились железнодорожные рельсы, князь К.Е. Белосельский-Белозерский — владелец Катавских заводов -в течение нескольких лет купил в бельгии бессемеровскую фабрику, поставил на Катавском заводе рельсопрокатный стан и выпускал в год свыше 1 миллиона пудов рельсов для строящихся железных дорог.

    Подводя итог вышесказанному, заметим: главными событиями на Южном Урале в 19 веке явились отмена крепостного права (1861 г.) с последовавшими серьезными реформами и строительство железной дороги Самара-Златоуст (1891 г.).

    Судьба же отдельных заводов и их обитателей зависела от многих факторов: наличия руды и топлива, эффективности управляющих и расточительности хозяев, народонаселенности и природных катаклизмов, и т.д.и т.п. Но самое главное: в 19 веке южноуральские чугунолитейное и железоделательное производства, вопреки прогнозам многих зарубежных специалистов и логике жестких экономических законов, выжили, превращая общеустановленные недостатки в достоинства и наоборот.

    Российская и уральская металлургия в начале 20 века

    За относительно непродолжительный, но чрезвычайно драматичный двадцатидвухлетний период времени (1900-1922) Россия пережила три войны, три революции, три власти, мировой кризис, разруху и голод. Страна вступила в 20 век с заданным алгоритмом: кризис — война- революция. Жители южноуральских заводов в полной мере испытали на себе последствия переживаемого периода, испили полную чашу трудностей, лишения и горя.

    В 1908 году закрыты Катав-Ивановский и Юрюзанский заводы, половина взрослого населения участвовала в Первой мировой войне, по Южному Уралу дважды прокатилось колесо гражданской войны, население поселков вымирало от эпидемий и голода в 1921-1922 годах. Национализация, реквизиции и экспроприации изуродовали экономическую жизнь региона.

    Между тем, в январе 1901 года состоялся 1Х съезд уральских горнопромышленников, из решений которого следовало, что «несмотря на упадок производства и сбыт чугуна и железа, в уральском «железном» деле все обстоит благополучно. Но это утверждение было далеко от действительности. Горный инженер Я.Я.Вольский в книге «Что сказали бы цифры про благополучие уральской железной промышленности» (СПб., 1901 г.) приводил тому свидетельства. Он писал, что самым больным местом уральской железной промышленности является медлительность сбыта изделий и заготовки сырья. Из-за этого уральские заводы не могли находиться в непрерывном общении с потребительским рынком. Сбыт уральских изделий из-за слабого развития железных дорог и водного транспорта должен был считаться с сезонами. Для одних рынков, с которыми сообщение поддерживалось гужевым способом, сезон сбыта — зима. Для более отдаленных рынков, для которых самой выгодной была доставка по Волжскому бассейну, сезон — весна и лето.

    Экономическая косность предприятий края была доведена до того, что, например, заводы Демидовых не умели сбывать своих изделий даже во времена, благоприятные для спроса на железо, и доверили всю продажу опытному лицу на комиссионных началах.

    Горнозаводская промышленность Урала долго не могла преодолеть тяжелое положение, в котором она оказалась в связи с общероссийским промышленным кризисом начала 20 века. Если на Юге России выплавка чугуна уменьшилась на 9%, то на Урале на 21%. В этом сказались и технические преимущества южной металлургии, и ее более выгодное положении казанных заказов.

    Оборудование большинства из почти 90 уральских заводов оставалось почти примитивным. Горный инженер А.Н. Митинский в своей книге «Горнозаводской Урал» (СПб, 1909 г. ) в подобном положении винит и заводчиков: «…в большинстве случаев на смену энергичных владельцев, создавших заводы, пришли поколения заводчиков только по имени и доходам. Постепенно вырабатывался у владельцев взгляд на заводы, как на поместья, обязательно дающие доход и притом крупный».

    Профессор И.Х. Озеров в книге «Горные заводы Урала» (М., 1910 г.) горько сетует: «Да, болезнь Урала самым тесным образом связана с болезнью всей России… Покупательская способность России мала…Продавать некому. Население вместо сапог одевает лапти, вместо кожи предъявляет спрос на лыко. Как это ни странно, но на Урале недалеко от горы Благодать крестьяне ездят на деревянных осях». Косность производства была такой, что за 200 лет, прошедших со времени основания Петром 1 уральских заводов, общая номенклатура здесь почти не изменилась. По-прежнему предприятия выпускали главным образом чугун и железо. Толчок, который дал Петр 1 уральской промышленности, был остановлен консерватизмом всего государственного строя царской России.

    На Урале некоторый промышленный подъем начался в 1911 году — на 2 года позже, чем в других районах страны. В следующем году уральские заводы продали всю продукцию, скопившуюся за предыдущее время. Причинами нового промышленного подъема стали участие страны в гонке вооружений перед первой мировой войной и отчасти связанное с ней строительство железных дорог.

    черной металлургии лишь немного превысила уровень 1900 года.

    Разразившаяся война, остановив надвигавшийся экономический кризис, вместе с тем поставила экономику России в совершенно новые и необычные условия, которые отрицательно повлияли на развитие металлургии. В начале войны в связи с резким сокращением строительства и общим экономическим застоем происходило заметное сокращение внутреннего рынка черных металлов. Большинство государственных и промышленных деятелей полагало, что война сможет продлиться всего лишь несколько месяцев, максимум год. Поэтому промышленность медлила с переходом на военное производство. Металлургия в основном продолжала работать на оправившийся после первых дней войны внутренний рынок. К весне 1915 года стало совершенно ясно, что война затягивается.

    Однако и сами уральские горнозаводчики не проявили инициативы в организации военного производства. В ответ на правительственные предложения о военных заказах они выставляли непомерные требования: повышение цен в 2-3 раза, льготные авансы, снижение требований при приемке продукции. Вопросы обороны страны их не волновали, они лишь надеялись поправить свои финансовые дела.

    К середине 1915 года на фронте обнаружилась острая нехватка вооружения и боеприпасов, которая стала одной из причин тяжелых поражений русской армии на втором военном году. Правительство обратило, наконец, более серьезное внимание на частные заводы Урала. Военный министр командировал на Урал особую комиссию для их обследования. Комиссия провела несколько совещаний с представителями частных предприятий. Уральские горнопромышленники приняли на себя довольно широкие обязательства, обусловив их выполнение рядом требований к правительству:

    • обеспечить уральские заводы рабочей силой за счет освобождения рабочих от призыва;
    • использовать на работах солдат и пленных;
    • предоставить заводам топливо;
    • ускорить строительство железных дорог и мн. др.

    Во второй половине 1915 года на Урале началась перестройка промышленности на военные рельсы. Но велась она медленно, непоследовательно. Переоборудование старых предприятий и строительство новых отставало от намеченных сроков. В результате — невыполнение плана выпуска военной продукции и даже общее сокращение промышленного производства. Так, выплавка чугуна в 1916 году составила всего 82,5% довоенного уровня. Выделка железа и стали повысилась только на 4,6%.

    В годы войны шло быстрое и неуклонное падение производства; в начале 1917 года русская металлургия оказалась отброшенной к уровню 1909-1910 годов.

    Сокращение промышленного производства на Урале, расположенном в глубоком тылу, не только отразило его слабость в довоенные годы, но и выявило полную неспособность владельцев предприятий, самого царского правительства пустить в ход неисчерпаемые природные ресурсы края, мобилизовать его силы для нужд фронта.

    Примитивная и хищническая эксплуатация этих богатств, замкнутость и оторванность Урала от остальной России постепенно отодвигали этот замечательный край в разряд медвежьих углов и уездных захолустий.

    Изменения, произошедшие в 1917 году, принесли колоссальные преобразования в уральской металлургии. Но это тема для уже другого исследования.

    металлургия урал твердышев завод

    Заключение «Творцы уральского металла»

    В октябре 2006 года уральской металлургии исполнилось 305 лет. Это событие, безусловно, имеет общероссийское значение, поскольку во многом благодаря уральской металлургии Россия стала великой державой, отстояла свою независимость. Еще с петровских времен все русские победы на поле брани ковались уральским оружием: Полтавское сражение, Бородинская битва, Брусиловский прорыв, Курская дуга. Именно пушки Невьянского и Каменского заводов — этих первенцев уральской металлургии — позволили Петру I заложить новую столицу — Санкт-Петербург.

    Превращение Урала в основную металлургическую базу резко изменило экономическое и внешнеполитическое положение России, которая в 18 веке заняла первое место в поставках железа на мировой рынок.

    Три столетия в истории металлургии — это целая эпоха, в которой удивительным образом переплетались судьбы миллионов людей, рождались металлургические династии, сменяли друг друга поколения металлургов, были созданы уникальные школы металлургов. Таким образом, Урал стал не только кузницей страны. У пламенных печей, между молотом и наковальней, по выражению академика С.Г. Струмилина, ковался и особый уральский характер, и тот уровень мастерства, который заставлял весь мир отдавать должное нашим умельцам — металлургам, инженерам, ученым, чья слава давно перешагнула границы своей страны. Трудно переоценить заслуги многих поколений известных и безвестных рыцарей металлургии, которые пронесли через века традиция Акинфия и Никиты Демидовых, Вильгельма де Геннина, Василия Никитича Татищева, Ивана Твердышева и Ивана Мясникова. Среди тех, чьи заслуги в металлургии широко известны, Павел Аносов, Дмитрий Чернов, Владимир Грум-Гржмайло, Иван Бардин, Николай Барабошкин, Аким Головин, Виссарион Садовский, Федор Данилов, Григорий Носов, Александр Борисов

    В последнее десятилетие прошлого века в число тех, кто внес и продолжает вносить значительный вклад в металлургию и экономику России и председатель Совета директоров ОАО «ММК» Виктор Филиппович Рашников. В 1997 году в пиковой ситуации, когда вполне реальной стала угроза развала комбината, Магнитка взвалила всю ответственность на одного из тех, кого вырастила за все трудные годы. Может быть, самого крепкого и волевого. Но выбрала одного из многих — вот в чем ее сила. При всей неповторимости и своеобразности яркой индивидуальности характера Рашникова, его жизненной судьбы, он не исключение, а скорее правило. Виктор Рашников — типичный магнитогорский человек. Он такой, как все на Магнитке, только в разной степени этого магнитного качества. Потому у него и получилось ее поднять, что сердце, мысли, душа — все работает в унисон с сотнями, тысячами сердец и душ, для которых Магнитка — это…Магнитка. Так что секрет успеха Рашникова прост: в нем сконцентрировался тот огромный потенциал — профессиональный и человеческий, который накоплен Магниткой за все предшествующие годы. Преемственность всегда была на Магнитке неписаным законом — хотя бы потому, что иначе невозможно было поддерживать непрерывный цикл производства. Поэтому каждый помнит и чтит своего предшественника — к какому бы скромному «рабочему месту» это не относилось.

    Магнитка вмещает в себя столько судеб, столько значит для нашей страны, что без нее не понять судьбу всей России и в 20, и в 21 веке. Уникальность происходившего за семь с лишним десятилетий на земле Южного Урала только подчеркивает общность пережитого народом и, главное, подсказывает, как ему выжить и найти свою дорогу на новом витке истории. Именно Магнитка наряду с другими самыми успешными отечественными предприятиями удалось на рубеже двух веков проторить эту дорогу в дебрях российского рынка.

    Магнитогорский металлургический комбинат, как и другие уральские предприятия, сделал ставку на техническое перевооружение производства, что позволило ему стать одним из лидеров отечественной и даже мировой металлургии.

    Невозможно представить себе историю России без уральского металла и его творцов. Многолетние традиции, сплав опыта и таланта металлургов могут служить залогом того, что Урал и в будущем останется одним из центров отечественной металлургии.

    Список использованной литературы

    [Электронный ресурс]//URL: https://drprom.ru/referat/tsvetnaya-metallurgiya-urala/

    1. Данилевский В.В. Русская техника. Ленинград, 1948.

    • Мезенин Н.А. Уральский металл. М., 1981.
    • Металлурги Урала / Под ред.

    А.А.Козицына, Л.И. Леонтьева. Екатеринбург, 2003.

    • Мукомолов А.Ф. На южноуральских заводах: в 5 т. М., 2001.
    • Струмилин С.Г.

    Черная металлургия в России и СССР. Технический прогресс за 300 лет. М., Ленинград, 1935 г.