Теория предельной полезности и трудовой стоимости

Курсовая работа

Теория предельной полезности — теория, определяющая закономерности поведения потребителей на рынке, формирование спроса и вид кривой спроса. Теория предельной полезности устанавливает взаимосвязь между полезностью и издержками — между спросом и предложением, определяя общий закон ценообразования.

Впервые теории предельной полезности благ как меры ценности благ и основания цен появились в 1870-х гг.практически одновременно в Австрии и Англии. Теория полезности основывалась на субъективных оценках стоимости благ. Ключевое значение в ценообразовании отводилось полезности (а не затратам труда).

Центром исследования, главным объектом, на который было направлено внимание ученых, стал рынок, спрос и предложение, определяющие их силы. В течение последующих десятилетий теория предельной полезности претерпела значительные изменения, многие ее важнейшие положения были усовершенствованы и развиты далее, особенно в части приложения математического аппарата, который помогал совершенствовать и содержательные определения.

Наиболее слабым местом теории предельной полезности была невозможность хотя бы в каком-то приближении измерить полезность и однозначно ее оценить для разных людей. Когда экономическая мысль сделала следующий шаги доказала, что нет необходимости ее измерять в теории трудовой стоимости, теория предельной полезности получила широкое признание, а идея предельных эффектов стала использоваться в других разделах экономической науки, что свидетельствует об актуальности выбранной темы курсовой работы.

Целью курсовой работы является исследование основных постулатов теории предельной полезности и теории трудовой стоимости.

Для выполнения поставленной цели необходимо выполнение следующих задач:

  • рассмотрение теории трудовой стоимости и ее характеристики;
  • рассмотрение теории предельной полезности и ее характеристики;
  • рассмотрение правомерности теории трудовой стоимости и теории предельной полезности.

В процессе написания курсовой работы использовались труду отечественных и зарубежных авторов.

1. Характеристика теории трудовой стоимости и предельной полезности

1.1. Теория трудовой стоимости и ее характеристика

Теория трудовой стоимости это доктрина в классической политэкономии, согласно которой только труд является источником прибавочной стоимости, а стоимость и цена товаров зависят непосредственно от рабочего времени, затраченного на их производство.

17 стр., 8281 слов

Трудовая теория стоимости и теория предельной полезности

... и предложением. Отсюда следует, что теория трудовой стоимости не пригодна для использования в рыночном ценообразовании. Сторонники же теории предельной полезности претендуют на всеобщность этой теории как на уровне микроэкономики, так и на уровне макроэкономики. Теория предельной полезности ...

Трудовой теории стоимости посвящена 5-я глава второго издания «Двух трактатов о государственном правлении» (1690) Локка. В ней Локк утверждает, что, хотя Бог и оставил людям землю для общего пользования, тем не менее каждый человек имеет право, во-первых, на собственное тело и личность и, во-вторых, как следствие, на все, что он получает посредством собственного труда: «Все, что кто-либо извлекает из достояния, сотворенного природой, и в нем остающееся, он соединяет со своим трудом, привнося в это что-то от самого себя и тем самым делая это своей Собственностью» [4, c. 12].

Теорию Локка, как теорию справедливого права, возродил Роберт Нозик в книге «Анархия, государство и утопия» (1974).

Вместе с тем трудовая теория прав собственности сама по себе не является трудовой теорией стоимости, хотя и дает идеологическое обоснование марксистской интерпретации этой последней.

В полном объеме трудовая теория стоимости была разработана экономистами-классиками, особенно Давидом Рикардо и Марксом, Рикардо считал, что в идеальных условиях цена (строго говоря, меновая стоимость) товара определяется количеством труда, затраченного на его производстве (включая производство средств производства, с помощью которых и был произведен).

Маркс доказывал, что эта величина и есть то вознаграждение, которое заслужил рабочий (таким образом, устанавливалась незримая связь с тем, что говорил Локк до Маркса, и — как это ни парадоксально — с тем, что после него утверждал Нозик).

Однако в действительности рабочий, как правило, получает зарплату, которой хватает лишь на то, чтобы он мог работать и производить потомство. Разница между ними двумя величинами и образует производимую рабочим прибавочную стоимость. При капитализме прибавочная стоимость, вопреки справедливости, присваивается капиталистами, при социализме она должна принадлежать рабочим, согласно классически марксистскому определению цели Лейбористской партии (1918—95), сформулированной в ее уставе — «обеспечить, чтобы рабочие полностью получали вознаграждение за свой труд» [5, c. 12].

В настоящее время большинство авторов считают, что трудовая теория стоимости безнадежно дискредитирована обвинением в том, что она не учитывает роли спроса в установлении цен. Два работника могут затрачивать равное количество калорий, добывая одинаковое количество руды, которую они вместе начали разрабатывать. Но если один получает в результате железо, а другой — серебро, то выручка у них будет разной.

1.2. Теория предельной полезности и ее характеристика

Теория предельной полезности — теория, определяющая закономерности поведения потребителей на рынке, формирование спроса и вид кривой спроса. Теория предельной полезности устанавливает взаимосвязь между полезностью и издержками — между спросом и предложением, определяя общий закон ценообразования.

Полезность — это свойство блага, благодаря которому человек выбирает его для себя. Можно измерить физические, химические и другие естественные свойства того или иного блага, но полезность его измерить нельзя. Здесь вступает в действие важнейший фило­софский принцип: человек – мера всех вещей [9, c. 34].

Блага могут быть классифицированы по различным призна­кам. По виду удовлетворяемых потребностей человека – на матери­альные и духовные. По способу возникновения – на естественные и произведенные.

14 стр., 6654 слов

Рынок: спрос и предельная полезность

... Целью данной курсовой работы является изучение основ теории предельной полезности и ее влияния на спрос. Задачами курсовой работы являются: изучение сущности спроса и закона спроса; изучение теоретических основ полезности, совокупной и предельной полезности; рассмотрение двух основных теорий полезности, закона убывающей предельной полезности; анализ кривых ...

Блага, имеющиеся в ограниченном количестве, на­зываются экономическими. Разумеется, экономическими являются все произведенные блага; их потому и производят, что количество их ограничено. Зависимость полезности блага от его количества отражается функцией полезности, где аргументом (независимой переменной) является количество блага, а функцией (зависимой переменной) – полезность. Введем обозначения:

Количество блага измеряется в физических единицах: граммах, метрах и т. д. Полезность блага не имеет единицы измерения, ее нужно вводить. Такой единицей в теории предельной полезности принят «ютиль» — производное от английского слова, обозначающего полезность. Речь идет об одном благе. Возьмем единицу этого блага и примем ее полезность за ютиль. Тогда полезность каждой следующей единицы будет составлять некоторую долю от полезности первой единицы, и следовательно, также будет измерена в ютилях. Функция полезности, как ее представляют экономисты, изображена на рис. 1.1.

Рис. 1.1 Функция полезности

Если блага нет (Q=0), то и его полезность равна нулю (U=0).

Это не очевидно: отсутствие блага (например, воды) тяжело переживается человеком, и можно было бы говорить об отрицательной полезности нулевого количества блага. Отрицательной полезностью обладает только антиблаго, т.е. все, что вредно человеку, а отсутствующее благо имеет нулевую полезность. Количество любого блага изменяется либо непрерывно, т.е. его можно добавлять любыми сколь угодно малыми порциями (хлеб, молоко), либо дискретно (автомобиль, костюм, книги).

Строим функцию для Q, изменяющегося непрерывно; тогда U=f(Q) также непрерывная функция.

Функция полезности является возрастающей. Люди большее количество блага ценят больше, чем меньшее, и за него готовы заплатить больше. Количество блага может достигнуть такой величины, что дальнейшее накопление его приносит нулевую или даже отрицательную полезность. Например, человеку не нужно 100 костюмов, их придется где-то хранить и затрачивать труд на уход за ними. Благом считается то, что нужно человеку для жизни. Излишнее, ненужное количество какого-нибудь предмета или услуги не является благом [7, c. 23].

В таком случае функция полезности определена на отрезке от нуля до Qmax, где Qmax – такое количество блага, при достижении которого новая порция блага не увеличивает его общей полезности. Экономическим благом является то, что имеется в ограниченном количестве.

Это справедливо не только для отдельного человека, но и для всего человечества. Следовательно, благо, имеющееся сверх потребности, перестает быть таковым. Большинство людей, испытывает недостаток благ. Насыщение – исключение, недостаток – правило.

Под предельной полезностью блага понимается прирост полезности блага в результате добавления единицы этого блага, рис. 1.2

Рис. 1.2 Функция предельной полезности

Пусть благо имеется в количестве QA , а его полезность равна UA. Добавим еще блага в количестве ΔQ, в результате полезность возрастет на величину ΔU. Но величина ΔQ может отличаться от единицы. Чтобы узнать предельную полезность, нужно ΔU разделить на ΔQ.

15 стр., 7065 слов

Теория предельной полезности (2)

... выбранной темы курсовой. Глава 1. Теория предельной полезности Впервые теории предельной полезности благ как меры ценности благ и основания ... теорию предельной полезности. По мнению М.И.Туган-Барановского, обе теории находятся в полной гармонии. Теория предельной полезности выясняет субъективные, трудовая теория стоимости - объективные факторы хозяйственной цен. 1.3 Теория предельной полезности ...

MU=ΔU /ΔQ (1.1)

Здесь MU – предельная полезность. Величина MU равна тангенсу угла наклона секущей, проходящей через точки А и В. Будем уменьшать добавочную порцию. Пусть ΔQ 0 (стремится к нулю), тогда и ΔU 0. В этом случае приращения ΔU и ΔQ становятся дифференциалами dQ и dU, а формула предельной полезности приобретает вид:

MU=dU/dQ (1.2)

Таким образом, предельная полезность равна производной от функции полезности по количеству блага. При ΔQ 0 точка В смещается в точку А, секущая линия становится касательной, а предельная полезность равна тангенсу угла наклона касательной [8, c. 12].

С ростом количества блага его предельная полезность убывает. Это и есть закон убывающей предельной полезности. Такое свойство предельной полезности называют первым законом Госсена (немецкого экономиста).

Этот закон отражен в форме графика функции полезности на рис. 1.1 и 1.2. Кривая функции полезности выпукла вверх (вогнута вниз), а это и означает убывание предельной полезности. На рис. 1.3 количество блага, начиная с нуля, прирастает каждый раз точно на единицу.

Рис. 1.3. Убывание предельной полезности

Здесь MU1, MU2, MU3 – предельные полезности первой, второй и третьей единиц блага. Видно, что MU1 > MU2 >MU3 и т.д., т.е. предельная полезность, убывает. Это, собственно, не закон, а постулат, т.е. утверждение, не требующее доказательств. Истинность его подтверждается непосредственными наблюдениями за поведением потребителей. Если нечто является благом для человека и отсутствует у него (Q=0), то он испытывает настоятельную потребность в этом благе. Первая порция блага приносит наибольшее удовлетворение, после того потребность в этом благе снижается.

Каждая следующая порция блага приносит меньшее удовлетворение, и следовательно, имеет меньшую предельную (добавочную) полезность, чем предыдущая.

1.3. Правомерность теории трудовой стоимости

и теории предельной полезности

Начиная с последней четверти XIX века и на протяжении почти всего XX века, кроме, может быть, последних 90-х годов, все экономисты подразделялись на две основные противоречивые группы учёных: первая – отечественные и зарубежные учёные, признававшие в основном марксистско-ленинскую политическую экономию, в основе которой теория трудовой стоимости; вторая – учёные-рыночники, развивающие, по их мнению, в основном экономическую теорию предельной полезности.

А. Смит и Д. Рикардо тоже были сторонниками теории трудовой стоимости, но лишь только с точки зрения стоимости. Использование теории трудовой стоимости для обоснования стоимости продукта прибавочного труда и рыночных цен является неправомерным. Обоснование цен трудозатратами в условиях абсолютной монопольности производителя ведёт к необоснованному увеличению затрат труда, снижению качества товара, росту цен и снижению потребления [11, c. 34].

На уровне макроэкономики исходным фактором для оценки результатов экономики (национального дохода) являются расходы сферы производства по оплате труда, создающего потребительские и чистые инвестиционные блага. В этом случае совокупная стоимость труда равна совокупной стоимости созданных потребительских и чистых инвестиционных благ. Но при продаже потребительских благ на их стоимость относится и совокупная стоимость созданных чистых инвестиционных благ.

7 стр., 3156 слов

Предельные теоремы теории вероятностей

... обеспечить минимальную ошибку второго рода. Следует отметить, что единственный способ одновременного уменьшения вероятностей ошибок первого и второго рода состоит в увеличении объёма выборок. Желательным ... правил и их обоснование с точки зрения требований оптимальности и составляют предмет теории проверки статистических гипотез. Иногда могут возникнуть ситуации, когда проверяемая гипотеза состоит ...

Таким образом, теория трудовой стоимости вполне пригодна для анализа и планирования макроэкономических стоимостных взаимосвязей и не может быть заменена для этого уровня теорией предельной полезности, хотя последняя создаёт меру соизмерения трудовых затрат.

Теория трудовой стоимости в условиях рыночной экономики может использоваться лишь для планирования общих издержек производства потребительских и инвестиционных благ. Это может быть применено при разработке бизнес-планов предпринимательской деятельности в части только учёта затрат, но не цен и доходов [14, c. 32].

На рынке покупателей интересует прежде всего полезность благ, а не их трудоёмкость в денежном выражении. Кроме этого, цена ещё определяется спросом и предложением.

Отсюда следует, что теория трудовой стоимости не пригодна для использования в рыночном ценообразовании.

Сторонники экономической теории предельной полезности претендуют на всеобщность этой теории как на уровне микроэкономики, так и на уровне макроэкономики. Однако использование теории предельной полезности для объяснения макроэкономических взаимосвязей не приводит к положительным результатам.

Теория предельной полезности успешно объясняет процесс установления равновесных цен под воздействием спроса и предложения на отдельные виды потребительских и инвестиционных благ на уровне отдельных рынков [14, c. 30].

Изменение цен на отдельные виды потребительских благ под воздействием спроса и предложения в целом не изменяет совокупной стоимости произведенных и реализованных всех потребительских благ на уровне макроэкономики. Последняя определяется только расходами производственной сферы на оплату труда для создания потребительских и инвестиционных благ.

Таким образом, теория предельной полезности успешно может быть использована при решении вопросов об ожидаемых доходах отдельных фирм, корпораций на рынке предлагаемых товаров и услуг на какой-то период времени при появлении на рынке дополнительных конкурентов или вообще, в зависимости от изменения ожидаемых условий.

На уровне макроэкономики нельзя оперировать конкретными ценами на отдельные потребительские и инвестиционные блага. Макроэкономические взаимосвязи формируются на основании совокупной стоимости потребительских и инвестиционных благ, определяемой совокупными трудовыми затратами в денежном выражении.

Попытки делать макроэкономические выводы на основании микроэкономических моделей не обеспечивают получения объективных результатов.

Хотя теория предельной полезности успешно объясняет процесс формирования равновесных цен под воздействием спроса и предложения на отдельные виды потребительских и инвестиционных благ на уровне отдельных рынков и на основе результатов деятельности этих рынков складывается совокупная стоимость произведенных и реализованных всех благ, на уровне макроэкономики всё же эта теория не в состоянии объяснить закономерности экономического роста, такие макроэкономические явления, как инфляция, дефляция, изменение уровня процентных ставок.

На основе моделей теории предельной полезности невозможно строить модели макроэкономических взаимосвязей [7, c. 32].

Следовательно, с помощью теории предельной полезности можно успешно объяснять экономические взаимосвязи на уровне микроэкономики, а с помощью теории трудовой стоимости – макроэкономические взаимосвязи. Значит, каждая из этих теорий справедлива в пределах своих сфер применения.

5 стр., 2175 слов

Австрийская школа и теория предельной полезности

... изданиях обстоятельно излагалась теория предельной полезности, характерная для австрийской школы. Если Менгер формулировал основные положения этой теории, описывая индивидуальные акты обмена, то Визер уже использовал принцип предельной полезности для оценки стоимости издержек производства, ...

2. Современное положение теорий трудовой стоимости

и предельной полезности

2.1. Генезис объектного основания фундаментального объек­та, предельной полезности

В отличие от теории трудовой стоимости теория предельной полезности начинает не с абстракции отождествления, а с изолирующей абстракции, введения Робинзона, человека, живущего на необитаемом острове. Здесь мы вынуждены констатировать: как немыслимо существование меновой стоимости без потребительной стоимости, так не может быть человека, полностью изолированного от других людей. Но именно абстракция Робинзона позволяет выявить наиболее эффективное распределение его рабочего времени. Правда, движение от потребления вынуждает идти не от производства, а от потребности и наиболее эффективного распределения уменьшающегося запаса природного блага, например воды, для удовлетворения разных по степени значимости потребностей Робинзона: чем больше запас блага, тем больше его ценность, и наоборот.

Анализ показывает, что ценность блага определяется ценностью последней имеющейся в наличии его единицы. Она и называется предельной полезностью, удовлетворяющей предельную потребность человека. Конечно, у каждого человека свое представление о ценности благ, следователь­но, величина предельной полезности имеет субъективный, а величина предель­ной потребности — субъектный характер.

Данная схема рассуждения применя­ется к распределению рабочего времени, необходимого для удовлетворения разных потребностей Робинзона с различной величиной ценностей, производи­мых в каждые получаса его рабочего времени. Исследование позволяет выявить закон наиболее эффективного распределения рабочего времени: при ограни­ченности рабочего дня общая максимальная ценность разных видов труда мо­жет быть достигнута только тогда, когда предельные полезности, полученные в этих видах труда равны между собой.

Цена рыночного обмена определяется точкой пересечения кривых спроса и предложения. Кривую спроса образует оценка предельной полезности товара покупателем, а кривую предложения — оценка предельной полезности этого же товара покупателем. В точке пересечения кривых спроса и предложе­ния индивидуальные оценки многочисленных владельцев предельных полезностей обмениваемых товаров взаимодействуют таким образом, что количество товара, предъявляемого на рынке, совпадает с количеством товара, на который предъявляется спрос.

Устанавливается рыночное равновесие, и тем самым вы­является общественная оценка социальной предельной полезности, воплощаю­щей социальную предельную потребность, одного товара по отношению к дру­гому товару на основе наиболее эффективного распределения имеющихся ре­сурсов и рабочего времени. Таким образом, социальная предельная потреб­ность и ее воплощение в эквивалентных предельных полезностях разных това­ров образует социально-субъектное основание фундаментального теоретиче­ского объекта, предельной полезности, адекватно репрезентирующей наиболее эффективное распределение рабочего времени, необходимого для производства этих товаров.

Итак, теория трудовой стоимости начинает с отделения меновой стоимо­сти от потребительной стоимости, обнаружения за меновой эквивалентностью обмениваемых товаров эквивалентности, затраченного на их производство аб­страктно-общего труда, кончает анализом изолированной простой формы стои­мости и ее развития. Теория предельной полезности, наоборот, начинает с изо­лированного человека, вывода предельной полезности и кончает эквивалентно­стью оценок предельных полезностей от разных видов работ. В инверсии эпи­стемологических траекторий развертывания теорий проявляется, различие единично-общего и частно-целого их оснований. Одинаковость эле­ментов развертывания обеих теорий и методов абстрагирования, напротив, го­ворит о значительной их эквивалентности.

18 стр., 8559 слов

Теория предельной полезности

... основе этого разграничены совокупная и предельная полезность благ. Пятое – стоимость труда и капитала, а следовательно, и издержки производства, определяются как производные от стоимости (предельной полезности) потребительских товаров. Представители теории предельной полезности исходили из того, что ...

В этой связи имеет смысл проанализировать критику теории трудовой стоимости с позиций теории предельной полезности. Бем-Баверк выдвигает следующие критические аргументы:

1) неправомерность исключения из товаров природных благ;

2) некорректность использования приема «отрицательно­го» абстрагирования к выводу стоимости;

3) несостоятельность теологическо-схоластического воззрения об «эквивалентности» обмениваемых стоимостей.

В первом случае указывается на эмпирическое явление наличия цены у природ­ных благ, не прошедших через трудовое взаимодействие с человеком. Но, увы, ощущения нас могут обмануть. Хрестоматийный пример: видимое вращение солнца вокруг земли. Когда Бем-Баверк говорит о природно-высокой цене бога­тых содержанием серебра руд, обнаруженных на принадлежащей вам земле, тогда в его высказывание уже неявно включена более высокая трудовая стои­мость извлечения серебра из менее богатых руд.

Если же мысленно «убрать» все созданные трудом блага, то исчезнет цена даже куска чистого золота, в виде метеорита упавшего на вашу землю. Ведь он обладает высокой ценностью, в том числе благодаря выполнению функции товара-эквивалента.

Более того, в принципе перестанет существовать сама оценка предельной полезности. Она есть мысль, значит, — идеальный продукт материальной трудовой деятельности. Второй критический аргумент затрагивает общий дефект научного познания, а именно, недостоверность индуктивно-эмпирического абстрагирования и осно­ванного на нем обобщения.

Недостоверность индуктивно-эмпирического абст­рагирования и обобщения в равной степени относится к «отрицательной» и «положительной» его формам.

Третий критический аргумент тоже небесспо­рен. В абстрактной, «теологическо-схоластической», своей части он обнаружи­вает непонимание того, что за эквивалентностью отношений стоят не только общие характеристики изучаемого нами мира, но и лежащие в его основе прин­ципы сохранения. Следовательно, если исключить из научного знания эквива­лентные отношения, то придется исключить и все научные знания. В конкрет­ной части аргумент игнорирует опосредствованный характер связи между сущ­ностью и явлением, игнорирует корректирующее влияние факторов, распола­гающихся между сущностью и явлением. Наконец, сама теория предельной по­лезности не свободна от признания эквивалентного отношения между предель­ными полезностями товаров, созданных в различных видах труда. Попробуйте изъять это эквивалентное отношение из теории предельной полезности, и она потеряет всю свою объяснительную силу.

Наиболее существенными аргументами против трудовой теории стоимо­сти являются:

1) принципиальная невозможность объективно-социального из­мерения трудовых затрат нерыночными способами;

2) некорректное сведение неоднородного квалифицированного, особенно творческого, труда к однород­ному неквалифицированному труду. Первому критическому аргументу нельзя противопоставить ни одного теоретического и эмпирического аргумента.

16 стр., 7944 слов

Теория предельной производительности факторов производства. Производственная ...

... производительность труда. 2. Существует определённая взаимная дополняемость (комплементарность) факторов производства, но без сокращения объёма производства возможна и определённая взаимозаменяемость этих факторов. ... производства, называют факторами производства. Неоклассическая теория традиционно к факторам производства ... факторов производства. Прежде чем приступить к производству каких-либо товаров ...

Практическое осуществление теории трудовой стоимости в Советском Союзе и странах народной демократии показало, что замена рыночного измерения тру­довых затрат нерыночным, бюрократическим их измерением приводит к нарас­танию затратного характера экономики, исторически быстрому краху основан­ному на этой теории общественного

Второй критический аргумент тоже бьет по слабому месту теории трудовой стоимости. Действительно, если одина­ковая стоимость двух товаров определяется одинаковым количеством затраченного на его изготовление абстрактно-общего труда, а, стало быть, и обществен­но-необходимого рабочего времени, то существование товаров, одинаковая стоимость которых определяется разным количеством абстрактно-общего труда и общественно-необходимого времени прямо опровергает теорию трудовой стоимости. Например, пять рабочих дней землекопа равны одному рабочему дню скульптора.

Отсюда следует, что классическая теория трудовой стои­мости и ее фундаментальный объект, стоимость, адекватно воспроизводит сущность и обмен не всех товаров, а лишь сущность и обмен одинаковых, стандартных товаров. Отсюда следует необходимость расширения классиче­ской теории трудовой стоимости. Расширение теории трудовой стоимости так­же диктуется резким увеличением в XX веке доли на рынке качественно новых или более совершенных товаров. Причиной такого увеличения является массо­вое распространение научно-технического прогресса в сфере производства и товарного обмена. В этом смысле можно говорить о двух стадиях развития производства: нерелятивном производстве, когда ассортимент товаров практи­чески не меняется, и релятивном производстве, когда в короткие сроки проис­ходит обновление большей части выпускаемых товаров.

Ключевое значение имеет в расширенной теории трудовой стоимости различение стандартного, нестандартного и убыточного товара. Стандартный товар есть товар, размеры производства которого равны общественной потреб­ности в нем. Другими словами, рыночное предложение товара равно общест­венному спросу на него. Нестандартный товар — это качественно новый или бо­лее совершенный товар, общественная потребность в котором больше масшта­бов его производства. Иными словами, рыночное предложение товара меньше спроса на него. Противоречие нестандартного товара заключается в том, что, с одной стороны, имеется общественная потребность в этом товаре, а, с другой стороны, длительное время производится недостаточное для удовлетворения ее количество этого товара. Оно разрешается увеличением производства нестан­дартного товара до величины общественной потребности в нем. Повышение уровня производства товара за пределы общественной потребности приводит к появлению убыточного товара. Убыточный товар суть товар, произведенный в количестве, превышающем общественную потребность. Общество частично или полностью отказывается признать труд, затраченный на его изготовление.

При советской разновидности социализма исчисление стоимости всех то­варов происходило по закону стандартной теории трудовой стоимости, который осуществлялся при государственном, т.е. чиновничьем, регулировании произ­водства и обмена стандартных товаров. Именно в сфере государственно-партийного управления чиновниками затрачивался стандартный абстрактно-социальный труд, и создавалась абстрактно-социальная часть стоимости произ­веденных товаров. Отсутствие рыночного определения стоимости стандартных и нестандартных товаров, конкурентного устранения убыточных предприятий неизбежно порождало увеличение степени нерентабельности экономики, ос­тавляло в состоянии дефицита почти все появляющиеся нестандартные товары, с двух «концов» вело общество к неизбежному краху. Распределение же дефи­цитных товаров «по знакомству» подрывало моральные устои общества. Поэтому, когда в результате нарастающих экономических трудностей началось разрушение советско-социалистического общества, у него не нашлось защит­ников. Либерально-рыночное общество реагирует на появление большой массы убыточных товаров кризисом перепроизводства, разорением предпринимате­лей, резким снижением жизненного уровня населения и, через некоторое время, новым экономическим подъемом.

14 стр., 6903 слов

Нормирование труда в основном производстве на строительном предприятии

... труда в строительстве становятся заинтересованными: инвесторы, предприниматели, строительные организации. Цель курсовой работы: Произвести исследование нормирование труда в основном производстве на строительном ... как плановая трудоемкость продукции. На основе плановой трудоемкости планируются производительность труда, фонд ... рабочего времени - исследование трудового процесса с целью определения ...

В советско-социалистическом типе общества такая обратная связь отсутствовала, поэтому в нем мог существовать только один, первый, он же и последний, уничтожающий этот общественный строй, экономический кризис.

В либерально-рыночном обществе цена нестандартного товара выше стоимости его будущего стандартного состояния до тех пор, пока его предло­жение не сравняется с общественным спросом. Ведь, как только на рынке появ­ляется первый экземпляр качественно нового товара, так сразу же возникает миллионная, может быть, даже миллиардная в нем потребность. Этот товар об­менивается с другими товарами не по закону стоимости, а по закону предель­ной потребности.

Производители нового товара получают дополнительный до­ход до тех пор, пока размеры его производства не достигнут масштабов обще­ственной потребности в этом товаре. Стоимость стандартного товара, как пока­зала теория трудовой стоимости Маркса, обусловлена абстрактно-общим и аб­страктно-социальным стандартным трудом.

Креативный (творческий) труд по созданию качественно нового или более совершенного товара и доведению его производства до мас­штабов, удовлетворяющих общественную потребность. Конкретно-креативный труд создает качественно новую или более совершенную потреби­тельную стоимость. Абстрактно-креативный труд создает креативную стои­мость. Он обладает тем свойством, что, будучи затраченным на производство первого образца нового товара, переносится на все товары данного рода до тех пор, пока их производство не достигнет уровня общественной потребности. Ес­ли в сфере обмена происходит лишь проявление конкретно-единичного креа­тивного труда и стоимости в абстрактно-общем труде и стоимости, то конкрет­но-частный аспект креативной трудовой деятельности и стоимости становится абстрактно-социальным только в сфере обмена, в конечном счете, только после превращения нестандартного товара в стандартный товар.

Поэтому абстрактно-общий и абстрактно-социальный креативный труд является, трудовым основанием повышенной стоимости нестандартного товара, эк­вивалентом предельной потребности на «языке» теории трудовой стоимости. Стоимость нестандартного товара определяется не только абстрактно-стандартным трудом, но и абстрактно-креативным трудом, выражающим его предельную полезность.

В сфере производства в качестве субъекта креативно­го труда выступают изобретатели и рационализаторы, в сфере обмена — творче­ски мыслящие торговцы, способные увидеть и практически реализовать связь между предлагаемым им новым продуктом труда и многомиллионной в нем по­требностью. Иначе говоря, в нерелятивном производстве руками и головой ра­бочих и торговцев создается стандартный товар, в нерелятивном производстве руками и головой людей креативного труда — нестандартный, инновационный товар. Но тогда инновационный товар является объектным основанием фунда­ментального объекта расширенной теории трудовой стоимости: абстрактно-общего и абстрактно-социального креативного труда и стоимости.

Повышенная стоимость инновационного товара есть оплата затраченного на его создание и реализацию креативного труда, совершающегося за его счет прогресса общества.

Но, в то же время, она экономически стимулирует стрем­ление товаропроизводителей и предпринимателей сформировать новую обще­ственную потребность впервые созданным продуктом труда, удовлетворить имеющуюся общественную потребность более совершенным товаром, дает до­полнительный доход и средства для последующего удовлетворения обществен­ной потребности в данном инновационном товаре. Инновационный товар есть предметное воплощение прогрессивного развития общества.

Таким образом, общество «кровно» заинтересовано в креативном абстрактно-общем и абст­рактно-социальном труде и креативной стоимости для своего качественного прогресса. Но столь же «кровно» общество заинтересовано в быстрейшей реа­лизации, «растворении» креативного труда и стоимости в эквивалентном обще­ственной потребности количестве стандартного труда и стоимости. При этом стандартный труд и стандартная стоимость выражает экзистенциальную сторо­ну бытия общества, а креативный труд и креативная стоимость — эволюцион­ную его сторону. Без стандартного труда и стандартной стоимости нет сущест­вования общества, без креативного труда и креативной стоимости нет его раз­вития. Введение креативного труда и креативной стоимости позволяет, снять возражение против некорректного сведения квалифицированного, творческого труда к неквалифицированному, стандартному труду со стороны противников теории трудовой стоимости.

Побочным следствием перехода общества от нерелятивного производства к релятивному производству является крах идеи-мечты о высшей фазе комму­нистического общества. Согласно Марксу, после ликвидации частной собст­венности и товарного производства, «после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим про­тивоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные си­лы, и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по по­требностям!». К сожалению, эта желанная картина социальной жизни дос­тижима только в обществе с нерелятивным производством. В обществе с реля­тивным производством сразу появится мучительная проблема распределения инновационных продуктов труда.

С одной стороны, все жители коммунистиче­ского общества обладают равным правом на получение этих продуктов труда, с другой стороны, технологические условия производства нового продукта труда исключают возможность за один день удовлетворить миллиардную потреб­ность в нем. Значит, в каждом конкретном случае длительное время не будет выполняться лозунг: каждому по потребностям.

2.2. Противоречия теории трудо­вой стоимости и теории

предельной полезности

Наиболее острое столкновение классической теории стандартной трудо­вой стоимости и теории предельной полезности произошло по вопросу об экс­плуататорской природе капитала. С точки зрения теории трудовой стоимости эксплуатация есть, с точки зрения теории предельной полезности ее нет или почти нет. Логически противоречивое отношение между фундаментальными экономическими теориями имеет аналог в проблеме эквивалентных теоретиче­ских описаний, обнаруженных в физическом и математическом знании.

Суть проблемы заключается в том, что эквивалентные описания относятся к одной и той же предметной области и должны иметь одни и те же эмпирические следст­вия, но имеют исключающие друг друга эмпирические следствия, поэтому, точнее их называть эквивалентно-альтернативными описаниями. Например, существует корпускулярная и волновая теория света. Они эквива­лентны относительно явлений отражения и преломления света. Вместе с тем: «Корпускулярная теория не смогла объяснить явления дифракции и интерфе­ренции света, которые объяснялись в рамках волновой теории. В свою очередь, волновая теория обнаружила свою неспособность объяснить дискретный харак­тер процесса излучения и поглощения света, согласующийся с корпускулярной точкой зрения».

Подобные отношения сложились между матричной и вол­новой квантовой механикой, между формулировкой специальной теории отно­сительности в лоренцевых и галилеевых координатах, между ньютоновской и пуассоновской формулировкой классического гравитационного закона в физи­ке, между неймановской и цермеловской теорией натуральных чисел в матема­тике. Обнаружение эквивалентно-альтернативных описаний стало одним из са­мых сильных аргументов против концепции истины как соответствия знаний действительности. Проблему эквивалентно-альтернативных описаний нельзя свести к различию способов описания одной и той же предметной области или ее фрагмента. В том-то и дело, что они имеют логически исключающие друг друга онтологические элементы. Например, в основе ньютоновской формули­ровки классического гравитационного закона лежит принцип дальнодействия, а в основе его пуассоновской формулировки — принцип близкодействия.

С точки зрения теории Цермело число три принадлежит числу пять, а с позиций теории Неймана — не принадлежит (14).

Интересно, что в конкретной теорети­ческой деятельности альтернативные онтологии возникают не вследствие при­менения различных теорий, а вследствие применения разных языков. Это по­рождает знаковый фетишизм: веру в то, что язык теории формирует ее онтоло­гию. В последнем случае мы имеем дело с конструктивным характером концептуально-знаковой теоретической деятельности, в процессе которой строятся не теории, а теоретические гипотезы.

Э.М. Чудинов предлагает разграничить экстенсиональный и интенсио­нальный аспект эквивалентно-альтернативных описаний. В экстенсиональном, математическом аспекте физические эквивалентно-альтернативные теории то­ждественны, в интенсиональном — различны.

Следовательно, проблема эквивалентно-альтернативных описаний имеет своей неявной предпосылкой пол­ное их отождествление. Автор рассматривает два вида дивергенции эквива­лентно-альтернативных описаний: в рамках одной теории, и при переходе от данной теории к более общей и фундаментальной теории. Анализ первого вида дивергенции двух математических эквивалентных выражений модулированно­го по амплитуде колебания приводит к выводу об относительности математи­ческого описания колебания к типу приборов, с которыми у него происходит измерительное взаимодействие. «Все это, конечно, не означает, что свойства колебаний лишены объективного характера и обусловлены исключительно приборами. Они объективны, но не абсолютны.

Вообще не имеет смысла гово­рить о свойствах какого-либо объекта самого по себе, безотносительно к дру­гим объектам. Свойства имеют реляционную природу. Они всегда есть свойст­ва «чего-то» по отношению к «чему-то». Причем сущность одного и того же объекта в разных отношениях проявляется в разных свойствах».

Объектив­ное проявление качественного многообразия, воспроизводимое в эквивалентно-альтернативных описаниях первого вида, характеризуется тем, что это много­образие укладывается в рамки одного и того же количественного отношения. Именно оно и есть основание эквивалентной составляющей рассматриваемого вида теоретического описания. В цермеловской и неймановской теории нату­ральных чисел, эквивалентную составляющую образуют отношения между ма­тематическими теоретическими объектами, а дивергентную составляющую -различие в самих математических объектах, соответственно, количественных и порядковых натуральных числах. Второй вид эквивалентно-альтернативных описаний рассматривается в анализе двух формулировок классического грави­тационного закона и двух представлений квантовой механики. В первом случае предпочтительность пуассоновской формулировки классического закона грави­тации связана с вводимым в ней качественно новым понятием, полем.

Оно ста­ло очевидным при переходе от нерелятивистской к релятивистской предметной области механики — шредингеровского и гейзенберговского. Именно пуассо-новская формулировка гравитационного закона послужила «мостом» от клас­сической механики к общей теории относительности. Во втором случае шре-дингеровское представление квантовой механики адекватно нерелятивистской ее предметной области, а гейзенберговское — релятивистской предметной об­ласти. Но предпочтительность одного из эквивалентно-альтернативных описа­ний выявляется ретроспективно или синхронно, когда уже совершился или со­вершается переход к новой стадии развития теоретического познания одного и того же объекта познания.

Таким образом, противоречивое отношение теории трудовой стоимости и предельной полезности не какая-то логическая аномалия, а частный случай эк­вивалентно-альтернативных описаний. Отношение между стандартной теорией трудовой стоимости и теорией предельной полезности исторически строились по второму виду эквивалентно-альтернативных описаний, когда, то первая тео­рия опережала вторую, то вторая первую. Отношение между нестандартной теорией трудовой стоимости и современной теорией полезности, скорее всего, соответствуют их первому, комплементарному виду. А именно, нестандартная теория трудовой стоимости раскрывает сторону производства товара, его пред­ложения на рынок, теория предельной полезности — сторону наиболее совер­шенного и полного удовлетворения общественной потребности в нем, рыноч­ного спроса на этот товар.

Для объяснения феномена эксплуатации Марксом вводится понятие осо­бого товара, рабочей силы: «Под рабочей силой, или способностью к труду, мы понимаем совокупность физических и духовных способностей, которыми обла­дает организм, живая личность человека, и которые пускаются им в ход всякий раз, когда он производит какие-либо потребительные стоимости». Владе­лец денег может превратить свои деньги в капитал лишь тогда, когда найдет на рынке человека, свободного от личной зависимости и от средств производства, необходимых для осуществления самостоятельной трудовой деятельности, т.е. свободного рабочего в качестве продавца своей рабочей силы.

Стоимость рабо­чей силы, как и всякого другого товара, определяется стоимостью товаров, не­обходимых для ее воспроизводства. Низшую границу стоимости рабочей силы образует стоимость той товарной массы, без ежедневного потребления которой носитель рабочей силы, человек, не был бы в состоянии возобновлять свой жизненный процесс, т.е. стоимость фактически необходимых жизненных средств. Поскольку рабочая сила есть лишь способность, постольку ее продажа отделяется во времени от фактического потребления, а именно, оплачивается только после установленного договором срока использования ее потребитель­ной стоимости.

Таким образом, рабочий кредитует владельца денег. Суть тайны эксплуатации рабочего заключается, по Марксу, в том, что часть его рабочего времени не оплачивается. Произведенная за это время стоимость и потреби­тельная стоимость присваивается нанимателем, образуя прибавочную стои­мость, капитал. Владелец денег становится капиталистом.

Совершенно иной вид имеет этот же процесс в теории предельной полез­ности. Она исходит из ограниченности и максимальной эффективности приме­няемых в производстве материальных, финансовых и трудовых ресурсов. В ней действует закон альтернативных издержек, сформулированный Визером: «Ре­альная стоимость какой-либо вещи есть неполученные полезности других ве­щей, которые могли быть произведены с помощью ресурсов, пошедших на производство этой вещи» (19).

Рассмотрим, что произойдет с производительно­стью при увеличении отдельно взятого материального ресурса. Допустим, при существующей технологии одна ткачиха обслуживает 12 станков. Будем посте­пенно увеличивать количество станков, не изменяя число ткачих. Одна ткачиха станет обслуживать все большее и большее количество станков. Сначала уве­личение парка станков приведет к увеличению выпуска продукции, но затем отдача от каждого последующего вновь вводимого станка будет уменьшаться.

Ткачихи просто не будут успевать обслуживать большее количество станков так же, как меньшее их количество. Следовательно, при данном уровне знаний и техники увеличение вложения в производство какого-либо вида продукта од­ного из видов ресурсов, при неизменном количестве всех остальных, ведет к убывающей отдаче от того ресурса, вложения которого увеличиваются. Та же закономерность действует и в случае увеличения расходов предпринимателя на найм трудовых ресурсов. Он может повышать число наемных работников до тех пор, пока дополнительный доход не сравняется с дополнительными расхо­дами, иначе он будет терпеть убытки. Итак, размышляя над вложением своего капитала в то или иное дело, предприниматель должен придерживаться общего правила: стоимость предельного продукта, получаемого благодаря вложению дополнительного количества какого-то производственного ресурса, должна быть равна рыночной цене этого ресурса. Отсюда следует, что вознаграж­дение каждого фактора, в том числе труда работника и применяемого капитала, соответствует его предельному вкладу в создание продукта.

Здесь, однако, возникает серьезная проблема. Если мы имеем дело, для упрощения, только с двумя факторами — трудом и капиталом, то невозможно установить с помощью предельной производительности вознаграждение труда, а затем весь остаток автоматически объявить вознаграждением капитала. Кста­ти, у Маркса именно в качестве остатка фигурирует прибавочная стоимость. Надо еще показать, что этот остаток в точности соответствует предельному производительному вкладу капитала. Проблема была положительно решена с помощью математической теоремы Эйлера. Для применения теоремы Эйлера была введена производственная функция от двух аргументов, труда и капитала. Оказалось: для того чтобы совпала сумма стоимостей предельных продуктов труда и капитала, производственная функция должна обладать свойствами ли­нейной однородности. Экономическое содержание условия линейной однород­ности в том, что при одновременном увеличении всех факторов производства, выпуск продукции возрастает в той же степени.

Если предприниматель на ткацкой фабрике вдвое увеличит количество станков и число работниц, то вы­пуск продукции тоже возрастет вдвое. Конечно, условие линейной однородно­сти идеализирует ситуацию и противоречит ранее приведенному тезису об уменьшении отдачи от увеличивающего вложения того или иного ресурса, но уменьшение отдачи от вложенных ресурсов в одинаковой мере относится ко всем факторам производства. В итоге «все факторы производства нанимаются в том количестве, которое обеспечивает равенство их вознаграждения с предель­ным вкладом в создание стоимости (конечного продукта).

При этом (в случае линейно однородной производственной функции, т.е. в случае неизменной от­дачи от расширения масштабов производства) вся произведенная стоимость го­тового продукта вменяется тому или иному фактору в соответствии с его пре­дельным вкладом» (22).

Ни о какой эксплуатации речи нет.

Главная проблема не в том, равен ли конечный продукт деятельности труда и капитала сумме их предельных вкладов, а в социальной несправедливости пропорции между этими вкладами. Главная проблема в объ­яснении чрезмерно большой диспропорции между зарплатой отдельных рабо­чих и доходами отдельных предпринимателей. О. Бём-Баверк следующим обра­зом пытается выделить составные части дохода предпринимателя:

1) премия за риск на случае неудачи производства;

2) вознаграждение за собственный труд, который в случае использования изобретения предпринимателя может цениться очень высоко;

3) вознаграждение за разность времени между расходом капита­ла и получением дохода, равное банковской процентной ставке за эти же годы;

4) предприниматель может добиться увеличение прибыли использованием за­труднительного положения рабочих для понижения заработной платы.

Лишь последняя часть дохода предпринимателя, по мнению автора, может быть отнесена к эксплуатации. Первая часть дохода предпринимателя — далеко не бесспорна.

В самом деле, за неудачу производства предприниматель расплачи­вается неизбежным банкротством, почему же за удачу в производстве он дол­жен получать какие-то дополнительные средства? Такую асимметрию невоз­можно объяснить с позиций теории предельной полезности. Вторая часть дохо­да включает в себя креативный труд самого предпринимателя, но он, по край­ней мере, в сфере современного производства становится деятельностью креа­тивных наемных работников. Третья часть дохода предпринимателя связана со средним банковским процентом, т.е. долей общей прибыли, доставшейся при ее перераспределении банкам. Следовательно, она не может принимать участие в первичном распределении дохода. Осталась, как это не печально для автора, только последняя, эксплуатационная часть дохода предпринимателя. П. Самуэльсон дает почти такую же классификацию источников предпринимательского дохода, прибыли. Он рассматривает прибыль как доход от факторов производ­ства (процента, ренты и зарплаты); как вознаграждение за предприниматель­скую деятельность и введение технических усовершенствований; как плату за риск; как монопольный доход .

Таким образом, с точки зрения теории трудовой стоимости доход пред­принимателя есть прибавочная стоимость, которая может быть получена только за счет присвоения результатов труда наемного работника, т.е. за счет эксплуа­тации. С точки зрения теории предельной полезности стоимость предельного продукта должна быть равна его рыночной цене. Отсюда следует, что возна­граждение обоих факторов, труда работника и применяемого капитала пред­принимателя, соответствует их предельному вкладу в создание продукта. Ни о какой эксплуатации и речи нет. Сторонники теории предельной полезности правы, когда из общественной, т.е. рыночной, оценки предельной полезности одного товара по отношению к другому товару выводят закон наиболее эффек­тивного распределения всегда ограниченного количества материальных ресур­сов, труда и дохода, необходимых для удовлетворения соответствующих этим товарам общественных потребностей. Но они же честно признаются, что не располагают возможностью определить размеры прибыли каким-либо спосо­бом.

Марксисты правы, когда отмечают стремление предпринимателей к мак­симальному доходу и контроль над производством товаров в либерально-рыночном обществе со стороны предпринимателей. Тогда в экономической сфере ничто не препятствует соблазну предпринимателей увеличить свой доход за счет эксплуатации. Значит, правы марксисты, и капитал — стопроцентное присвоение результатов труда наемных работников? Здесь стоит обратить вни­мание на одно существенное обстоятельство, а именно, на ценностно-оценочную сторону экономического знания. Известно: если бы аксиомы гео­метрии затрагивали интересы людей, они опровергались бы с пеной у рта. За примерами далеко ходить не надо. Сторонники теории предельной полезности упрекают марксистов в игнорировании субъективно-оценочной стороны эко­номических процессов, в сведении их только к объективной стороне. Но, в свою очередь, игнорируют отмеченное именно марксистами стремление пред­принимателей к максимальной прибыли. Такое «избирательное» отношение представителей обеих теорий к предмету исследования порождает лишь проти­воположно искаженные научные знания.

Заключение

Итак, в марксистской теории трудовой стоимости произошло выделение ее фундаментального объекта, стандартно-производственного абстрактно-общего труда и стоимости, состоялась разработка имеющего, на наш взгляд, общенаучное значение, эквивалентно-репрезентативного метода выявления его адекватной связи со своим объективным коррелятом.

Правда, из-за социально-групповой, классовой субъективности марксовского подхода к общественным явлениям метод был применен недостаточно последовательно.

В результате этого даже в рамках воспроизведения стоимостного аспекта товара фундаментальный теоретический объект, стоимость, был образован с некорректным отвлечением от стандартно-торгового абстрактно-социального труда, креативного предпринимательского и наемного труда и соответствующих им составляющих стоимости. Иначе говоря, произошло образование искаженного неполнотой теоретического объекта.

Фундаментальный объект ньютоновской механики, материальная точка, был образован из механического тела с помощью идеализации, т.е. сведения к нулю его пространственных размеров. Искусственно-конструктивная процедура идеализации явно изменяет предмет познания, тогда как процедура приравнивания товаров в непосредственном обмене не изменяет его, стало быть, лишь делает явными скрытый до этой процедуры их существенный признак. Поэтому в первом случае нельзя не заметить различия между идеализированным теоретическим объектом и реальным объектом, а, следовательно, необходимости процедуры деидеализации.

Во втором же случае различие между полученным с помощью абстрагирования теоретическим объектом и реальным объектом становится менее заметным для познания. Различие еще и в том, что идеализация носит внутрисвойственный характер, тогда как даже в стандартной теории трудовой стоимости произошло отвлечение от существенных для этой предметной области других свойств товара, следовательно, отход от истины.

Таким образом, с одной стороны, марксистская теория трудовой стоимости была, в части разработки эквивалентно-репрезентативного метода обоснования фундаментальных теоретических объектов, необходимым звеном развития научного знания.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://drprom.ru/kursovaya/po-mikroekonomike-teoriya-predelnoy-poleznosti/

1. Горанова О.А. Экономическая теория: учеб. пособие /О. А. Горанова. — М., 2006

2. Егоров В.Н. Основы экономической теории надежности производственных систем /В. Н. Егоров, Д. И. Коровин. — М.: Наука, 2006.- 524 с.

3. Задунов В.С. Экономическая теория: учеб. пособие /В. С. Задунов. — Красноярск

Ч. 1. – 2006

4. Ильинская Е.М. Экономическая теория /Е. М. Ильинская. — СПб. Ч. 2: Макроэкономика. – 2006

5. Инкина В.В. Общие основы экономической теории. Микроэкономика: учеб.-нагляд. пособие /В. В. Инкина. — Муром, 2006

6. Микроэкономика. Основы теории рыночной экономики: учеб. пособие. — Волгоград, 2006

7. Новичков А.В. Экономическая теория: (Политическая экономия): [учеб. пособие по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалт. учет, анализ и аудит», «Мировая экономика», «Налоги и налогообложение»] /А. В. Новичков; Рос. гос. соц. ун-т. — 5-е изд., перераб. и доп.. — М.: Дашков и Коо, 2005.- 1004, с.

8. Попов А.И. Теории трудовой стоимости и предельной полезности-методологическая основа институционализма /А. И. Попов, Т. Г. Романова; М-во образования Рос. Федерации, Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования «С.-Петерб. гос. ун-т экономики и финансов» . — СПб.: Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та экономики и финансов, 2003.- 325 с.

9. Прокопьев В.Н. Проблема собственности в экономических теориях /В. Н. Прокопьев; Федер. агентство по образованию, Байкал. гос. ун-т экономики и права. — Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2006.- 177 с.

10. Седов В.В. Экономическая теория: учеб. пособие /В. В. Седов. — Челябинск

Ч. 1: Введение в экономическую теорию. — 2006

11. Слагода В.Г. Основы экономической теории: учеб. для сред. проф. образования /В. Г. Слагода. — М., 2007

12. Экономическая теория: [учеб. для вузов по направлению «Экономика» /В. И. Антипина, И. Э. Белоусова, Р. И. Бубликова и др.]; под ред. И. П. Николаевой; Всерос. заоч. финансово-экон. ин-т. — 2-е изд., перераб. и доп.. — М.; М.: Проспект; Велби, 2006.- 573 с.

13. Экономическая теория: [учеб. пособие для вузов по экон. специальностям и направлениям] /[Соколинский В. М. и др.]; под ред. А. Г. Грязновой, В. М. Соколинского; Финансовая акад. при Правительстве Рос. Федерации. — Изд. 2-е, перераб. и доп.. — М.: КноРус, 2006.- 462 с.

14. Экономическая теория. Вводный курс: учеб. пособие. — Йошкар-Ола, 2006